Я не знаю, как мне жить
Если вы не понимаете, чего вам хочется — от себя, от других людей, от работы, — если вам сложно делать выбор в повседневных делах, если вы боитесь менять жизнь, прочитайте наш материал о синдроме выученной беспомощности

Синдром выученной беспомощности (СВБ) — приобретенная беспомощность, состояние, в котором человек или животное не предпринимает попыток к изменениям, даже если они необходимы.

Психолог с 30-летним стажем Михаил Лабковский в своей авторской программе на телеканале «Доктор» безапелляционно, честно и быстро отвечает на вопросы пациентов об их жизненных проблемах. В выпуске, посвященном СВБ, Михаил помогает людям найти уверенность в себе и признать свои желания.

«Синдром выученной беспомощности. Я вам расскажу, откуда взялся этот термин. Много-много лет назад, в США, по-моему, был проведен бесчеловечный опыт над собакой. Собака сидела в клетке, ее били током. Давали электрический разряд, собака, естественно, пыталась из клетки вырваться, бегала по клетке, но она была заперта. Через какое-то время собака перестала бегать и просто легла. И когда ей опять давали электрический разряд, она даже не поворачивала голову. Потом клетку открыли и опять дали заряд тока, и, даже видя открытую дверь, собака продолжала лежать. Это, конечно, скотский опыт, но это были, по-моему, 60-е или 70-е годы XX века. В результате этого опыта ученые пришли к выводу, что если ребенка вот так же обламывать в детстве, лет примерно до восьми: «Не трогай», «Не лезь», бить по рукам: «Ты не умеешь», «Ты еще маленький», «У тебя не получится» и т. д., то, когда он вырастает, он, как та собака в опыте, голову не будет поворачивать. Есть у него проблемы в жизни, нет проблем — ему это будет неинтересно, он как бы выживает, а не живет. Он никуда не суется, не пытается ничего преодолеть, потому что ему все это обломали еще в детстве. Он просто как-то живет. На автомате. Где-то работает, чем-то занимается, что-то зарабатывает, но как личность себя не реализует, никак себя не проявляет».

Три истории из выпуска, посвященного синдрому выученной беспомощности

Светлана Корзунина, пострадала от деспотизма приемной матери

Светлана: Меня взяли из детского дома. И приемная мама считала, что у меня плохие гены, потому что раз я была в детском доме, то точно из неблагополучной семьи, если меня родители добровольно сдали туда. И поэтому у нее был на эту тему пунктик, и она каждое мое проявление — любое детское — считала чем-то плохим. Это было признаком того, что у меня может что-то начаться.

Михаил: Как это сказывается на вас сейчас?

Светлана: В 21 год я сбежала из дома приемной матери. Но с тех пор я восемь с лишним лет пытаюсь почувствовать себя той маленькой девочкой, которой была еще в детском доме, где мне было гораздо лучше. Я не могу ничего сделать, я не понимаю, чего я хочу, касательно даже каких-то элементарных вещей. Саму себя не могу понять. Не вижу, не слышу, не чувствую. Я не знаю, как преодолеть границы того, что мне уже можно. То есть я все понимаю головой, но так же, как эта собака. Либо как блоха, которую накрыли банкой, она сначала прыгала на ее высоту, а потом, когда банку убрали, она даже не предпринимала попыток выбраться за границу. Я чувствую, что я уехала, но границы остались. И ничего не могу сделать. Есть ли у меня шанс «прыгнуть выше банки»?

Михаил: Есть ли у вас шанс прыгнуть выше банки? Есть. Шанс у вас, конечно, есть.

Лариса Заярная, привыкла решать проблемы кулаками

Лариса: Собаку били током, она потом не могла выйти из будки, а меня в детстве родители воспитывали очень жестоко. Поэтому сейчас я не умею решать проблемы не насилием. Я просто дерусь. Когда даже мне на ногу наступят, я начинаю отвечать очень агрессивно, и мне иногда кажется, что я могу, просто ударив человека, убить его. Я все проблемы свои решаю насилием. Абсолютно все. Как меня учили в детстве родители, так я и в свои 22 года решаю все проблемы. Всегда драки, какие-то непонятные склоки, я просто боюсь, наверное, что я могу убить кого-нибудь. И поэтому, когда возникает конфликтная ситуация, я забиваюсь в угол и просто не отвечаю. И потом чувствую себя очень плохо, как будто я проиграла.

Михаил: Первое предложение: вам надо избавиться от этой детской истории вообще. И для этого вам надо идти к психологу. Сами, я боюсь, вы не справитесь с этим. Второе: как ни парадоксально это будет звучать, лучше в себе не замыкаться. И не забивать свои эмоции, включая агрессию. Потому что, если вы скатитесь в состояние жертвы, будет гораздо хуже.

Венера Ямаева, упустила лучшие годы жизни

Венера: Мне 45 лет, в профессии, как мне кажется, я уже исчерпала себя. Я занимаюсь организацией деловых мероприятий, конференций и за прошедшие два года сменила несколько компаний, потому что вещи, которые получались у меня ранее, не удавались в нужный момент.

Из-за чего? Завышенные ожидания — мои и моих партнеров, руководителей, которые я не оправдывала. Кроме того, у меня еще есть личная проблема: нереализованность в семейной жизни, потому что все это время я посвятила себя работе. Как в «Алисе в Стране чудес», все время бежала, чтобы не оставаться на месте. И как только мне стукнуло 45 лет, я оглянулась назад и задалась вопросом: «Что же моя деятельность мне вообще принесла?» После этого появилась опустошенность. Как мне выбраться из этого замкнутого круга?

Михаил: Во-первых, надо начать себя понимать. Потому что эта беготня, оказалось, тоже была бессмысленной. Потому что, если бы вы бегали за любимым делом, это еще куда ни шло. Но вы бегали, бегали, а потом оказались разочарованы. Давайте с личного начнем. Вы хотите детей?

Венера: Да, мне хотелось бы детей и семью.

Михаил: Нет, я про семью вообще слова не сказал. Я спросил только про детей. Хотя дети это и есть семья. Что вам мешает взять ребенка из детского дома?

Венера: Страх, что я не смогу его обеспечить.

Михаил: То есть страх только про деньги?

Венера: Да, иначе как же я буду его содержать?

Михаил: Все сложилось бы, если бы вы желали построить свою личную жизнь и взять ребенка из детдома. У вас тогда бы вся схема выстроилась, нашли бы себя сразу в работе, стали бы зарабатывать и взяли бы ребенка. Так-то вы в растерянности находитесь, потому что у вас на всех фронтах тухло. И в личной жизни, и в работе. А когда есть смысл, согласитесь, это очень мотивирует. Хотя бы подумайте об этом.

Что дальше

Что нужно делать, чтобы избавиться от синдрома выученной беспомощности? Сразу сделать это не получится, начинать нужно постепенно и с малого, задавать себе, например, такие вопросы:

  • что я хочу съесть на завтрак?
  • я хочу надеть это платье или другое?

И задавать их себе нужно постоянно, то есть 24 часа в сутки. «Вы должны перестать что-либо делать на автомате, вы должны заново взглянуть на свою жизнь, спрашивая себя по каждому поводу, хочу я это или нет, — говорит психолог. — «Старайтесь вообще не делать то, что вы делать не хотите. Не прогибаться, не пытаться кому-то угодить, не оправдывать чьи-то ожидания, не бояться сказать "нет"… Если вы не хотите, вы должны сказать: "Я это делать не буду, потому что мне это не нравится"».

«Выученная беспомощность — это про страхи, — продолжает Лабковский. — Очень многие из вас говорят одно и то же: я боюсь делать, а вдруг ничего не получится. От этого еще никто не умирал. Вы должны разрешить себе делать так, как вы это делаете. Без перфекционизма. Что вы не лучше всех, это не идеальная картина мира: вот как я сделал, так и сделал, меня все устраивает. И тогда вас тревога тоже отпустит. А тревога играет огромную роль для прокрастинации, чтобы ничего не начинать».

Начните менять свою жизнь без страхов!

Другие истории о синдроме выученной беспомощности смотрите в полном выпуске «На приеме у Михаила Лабковского».

22 мая 2020