Расплата за цивилизацию: антивакцинация, расцвет малярии, ГМО
На вопросы зрителей отвечает гость программы «От первого лица» Николай Дурманов, доктор медицинских наук, специалист по биобезопасности

К 2050 году суммарный ущерб от устойчивости к антибиотикам достигнет $100 трлн в год. Это больше, чем сейчас ВВП всей планеты. Почему антибиотики перестали помогать? Почему возвращаются старые эпидемии? И откуда берутся новые биологические угрозы?

Какое из существующих в наши дни инфекционных заболеваний вы считаете самым опасным и почему?

Это очень хороший вопрос, который позволяет немного расправиться с распространенными мифами и стереотипами. Например, какое животное является главным убийцей людей? Сразу на ум приходят акулы, гиппопотамы, львы, волки и прочие опасные существа. Так вот, нет. Комар. За XX век около 300 млн человек погибли из-за малярии, которую переносят комары вида анофелес. До недавних пор считалось, что с малярией человечество начало справляться — особенно с появлением новых препаратов типа артемизинина (это вещество из китайской полыни). Но появилась малярия, которая устойчива к хининовым препаратам и к артемизинину. И эта малярия сейчас распространяется по земному шару. 2 млн людей в год погибают от малярии. В основном это дети. Так что, скорее всего, по арифметическим критериям самая опасная болезнь на земле сейчас — это малярия.

Стоит ли опасаться ее в России?

Конечно! Малярия — это не что-то незнакомое для нашей территории. 150–200 лет назад ссылка в Сибирь означала жизнь долгую и достаточно счастливую в здоровом климате. И пример декабристов и их героических жен это только доказывает. А вот ссылка в те места, которые у нас сейчас называются «здравницы», «житницы» и «кузницы», на Кавказ, означала практически 100-процентную гибель в течение года или трех лет. Потому что побережье Средиземноморья и побережье Черного моря были эндемическими территориями, то есть территориями, которые природно являлись резервуарами малярии. И можно ожидать, что вот эта устойчивая ко всем лекарствам малярия попробует «на зуб» те самые места, где когда-то она диктовала историю. Поэтому нам нужно быть крайне бдительными на южных рубежах нашей родины, там уже созданы все предпосылки для появления малярии, для малярийного ренессанса. Понятно, что мы более-менее готовы к этому, но помните, что это будет не обычная малярия, а супермалярия. И еще предстоит найти лекарство для того, чтобы с ней бороться.

Где живут клещи: на деревьях или в траве? Чего больше опасаться?

Клещи не падают, не прыгают. На деревьях их нет. Они живут в траве. И не во всякой траве, а только в высокой траве, где есть влажность. Больше всего на свете клещи не любят сухость. Поэтому они цепляются за человека снизу и потом заползают наверх. Человек чаще всего обнаруживает клеща на шее, потому что шея чувствительная. А дальше логическое соображение: «Ага, клещ на шее — значит, упал сверху». Нет, это он заполз снизу.

Защита от клещей — это достаточно отработанная методика. Начиная от одежды, пропитанной специальными репеллентами, и заканчивая возможностью применять эти самые репелленты. И помните, что боррелиозы передаются клещом не сразу. Клещ не сразу кусается — он примерно сутки ползает по человеку, выбирает самое «вкусное» место. А потом, присосавшись, только через 36 часов он передает боррелию в зону укуса, потому что в норме боррелии живут в кишечнике клеща и в слюнные железы попадают через полутора суток. То есть вовремя снятый клещ — это гарантия того, что вы не получили заряд боррелий. Но, к сожалению, речь идет только о боррелиях. Такие возбудители, как вирусный клещевой энцефалит или бартанелла, передаются практически мгновенно после укуса.

Говорят, что скоро на земле будет острый дефицит пищи. Так ли это? И не придется ли нам переходить на генно-модифицированные продукты?

Да, действительно, на земле ожидается дефицит питательных веществ по нескольким причинам:

  • нас, землян, становится слишком много;
  • мы практически исчерпали возможности производства продуктов питания традиционными способами.

Традиционные способы — это выращивание пищи, которой можно кормить себя и скот, затем забивать скот и питаться скотом. Этой сельскохозяйственной парадигмы уже недостаточно. Серьезные ученые говорят: «Да, появление ГМО-продуктов на нашем столе неизбежно». И это совсем не плохо. Например, сейчас появился ГМО-рис, который содержит увеличенное количество каротина — ничего в этом опасного нет. Каротин мы потребляем в виде моркови. А здесь каротин в рисе. Что здесь может быть опасного? А выгода выдающаяся. Около 200 млн людей в тропических регионах теперь не рискуют оказаться навсегда слепыми. Особенно дети. Потому что раньше без каротина такой риск в их жизни был.

Появились новые продукты питания, которые производятся из растений, умеющих отбиваться от вредителей. Звучит страшно. А это всего лишь кукуруза, соя и пшеница, в которые встроены природные гены с соседних растений или из предков этих растений, которые не дают вредителям, будь то какая-нибудь фитофтора, или грибок, или насекомое, напасть на наши культурные посадки. Что это означает? Что мы меньше будем их брызгать инсектицидами, фунгицидами, гербицидами, то есть действительно вредными веществами, которые наносят ущерб не только нашему организму, но и среде, в которой мы живем.

Но если вы боитесь, что какой-нибудь ген, подсаженный в культурное растение, как-то повлияет на наш организм, то надо подумать вот о чем:

Человечество уже 5000 лет питается курами и свиньями. Миллионы тонн ДНК этих уважаемых животных люди поглотили, но мы до сих пор не кукарекаем и не хрюкаем

Есть ли какие-то советы, которые помогут сделать купленные овощи и мясо менее вредными?

Я бы не преувеличивал опасность качества нынешней еды. Хотя надо заметить, что присутствие антибиотиков в курином мясе, свинине, говядине — это опасная вещь. Потому что включается тот самый механизм селекции антибиотикоустойчивых микробов. Безусловно, остатки пестицидов, гербицидов, которые обязательно будут в продуктах, — это не очень хорошая новость для нашего метаболизма, печени, мозга, сердца, сосудов и т. д. На бытовом уровне я могу только повторить главную скандинавскую рекомендацию: никогда на одной разделочной доске не мешайте овощи и мясо. Никогда не храните мясо в холодильнике, потому что уже через сутки охлажденное мясо будет источником микробов. Помним, что это мясо пришло из тех мест, где активно применяются антибиотики.

Что касается овощей, ситуация сложнее. Нам говорят: «Надо фрукты и овощи мыть под водопроводной водой», но как мы собираемся отмыть очень сложную поверхность, на которой живут миллионы микроорганизмов? Эволюция натренировала держаться эти микроорганизмы таким образом, чтобы их торнадо оттуда не смыло, не то что струйка воды. Как мы можем отмыть микробы, например, с клубники? Сама структура клубники такова, что это невозможно. Или со шпината, или с любой другой зелени. Поэтому есть два варианта:

  • выбирайте надежные источники зелени и символически мочите их под водой, так как то, что мы называем «мытье фруктов», больше похоже на ритуал;
  • если нет уверенности в окончательном качестве продукции, обрабатывайте ее термически.

Казалось бы, польза вакцинации давно доказана. Но сейчас почему-то набирает популярность движение против вакцинации. В чем причина и кому это выгодно?

Наверное, это один из самых важных вопросов современной медицины или даже современной цивилизации. Вакцинация — это одно из самых главных изобретений человечества. Это то, на чем мы держимся. Но в конце XX века во всем мире начало набирать силу антивакцинное движение. Началось это с западных стран. Сейчас некий пик борьбы против вакцины. Мы видим, что эпидемии кори, полиомиелита, а сейчас еще и дифтерии, коклюша возникают не где-нибудь, а в западных странах — там, где, казалось бы, с этими проблемами давно уже все решено. А дело связано с тем, что родители не вакцинируют своих детей. Постепенно возникает популяция, как мы говорим, иммунологически наивных детей, которые не встречались с вирусами кори в виде вакцины. И их иммунные системы неспособны бороться с нею. А корь — это заразная болезнь.

Антивакцинщики сейчас должны внезапно взять и замолчать — и извиниться за все, что они успели сделать для того, чтобы возникли новые инфекции. Но они только увеличивают свои усилия, муссируют тему побочных явлений, которые возникают иногда после вакцинации. А почему бы им не возникнуть? Вакцина — это лекарство. У любого лекарства есть побочное действие. У аспирина есть побочное действие. Однако на планете не наблюдается движение антиаспиринщиков. Я могу сказать только одно: настало время медицинскому сообществу вмешаться в эту историю. Если оставить все на самотек,— мы вернемся в каменный век. И наши дети снова будут погибать от давно забытых болезней, спасение от которых — это всего лишь один или два укола вакцины.

Еда с химическими добавками, ренессанс опасных микробов — все это расплата за цивилизацию. Это значит, что каникулы окончены. Человечеству пора объявлять мобилизацию на борьбу со старыми-новыми угрозами

Программа «От первого лица» регулярно выходит на «Докторе». Ищите ее в телепрограмме или на нашем YouTube-канале.

4 марта 2020