Как остаться семьей на карантине?
Клинический психолог дает советы о том, как пережить изоляцию и не развестись

Изоляция, стресс, паника, страх неизвестности — все это негативно влияет на психику каждого человека и на атмосферу семьи в целом. В Китае, где людям пришлось провести на карантине два месяца, в это время увеличилось число заявлений на развод. Выдержат ли российские семьи подобное испытание? Как пережить этот нелегкий период и не развестись? На наши вопросы ответил клинический психолог, психодраматерапевт Вита Малыгина.

Вита, россияне еще не сталкивались с массовым карантином. Что ждет семьи? Последуем ли мы примеру китайцев, которые стали массово подавать на развод?

Мы сейчас находимся в эпицентре довольно травматичных событий: переживаем коллективную драму, связанную с этим вирусом, и проходим все этапы, которые положено проходить, когда человек переживает потерю или травму. Сначала наступает отрицание, потом мы погружаемся в вину и гнев, затем идет принятие и после этого мы выходим уже на другой уровень: начинаем новый этап своей жизни. Когда мы переживаем вину или гнев, мы должны на кого-то их обратить. Вину мы обычно обращаем на себя, а гнев — на кого-то. И естественно, когда мы заперты в рамках своего дома и своей семьи, под прицелом оказываются самые близкие люди.

Мы не можем ничего сделать с миром, с вирусом, с нашим правительством, которое принимает те или иные решения, при этом у нас много тревоги и кто-то должен быть в этом виноват, мы должны на кого-то злиться. Очень часто этим объектом оказывается наш самый близкий человек: супруг или супруга. Дети тоже, но дети — скорее на бытовом уровне, мы их не обвиняем во всем, что с нами происходит, все-таки они дети. К тому же, от детей нельзя избавиться: ты с ними не можешь развестись. А от своего супруга — можно, после того, как ты в него разместишь свой гнев и почувствуешь, что ты с этим человеком дальше уже не хочешь быть вместе — это бессознательная история. Аргументы могут быть другие, но подложка такая.

То, что сейчас происходит, можно охарактеризовать словами: «Я бы с таким человеком в разведку пошел/не пошел». Мы сейчас все оказываемся в такой ситуации, когда мы идем в разведку со своим партнером. В этой ситуации человек открывается с новых сторон: таким, каким мы раньше его не знали. К тому же, раньше количество общения у нас было не такое большое.

Что же нам открывается друг в друге? И как вести себя в изоляции, чтобы сохранить семью?

Открываются в первую очередь слабости. И это один из этапов, которые пара должна пережить или не пережить. В идеале пара может это сделать. Мы оба должны признать слабости друг друга, чтобы двигаться дальше уже сознательно. Но получается это не у всех. Поэтому люди, открывая друг в друге слабые стороны, испытывают разочарование и хотят разорвать отношения.

Теперь про то, что нам может помочь не попасть в эту турбулентность. Прежде всего, мы можем понимать, что происходит. Понимать, что у бессознательного гнева может быть очень много причин и мы не можем на это влиять. Понимать, что слабости мы увидим, и это неизбежный процесс. Просто он здесь происходит в более коротком промежутке времени — то, что растянулось бы на годы, сейчас будет происходить довольно быстро. Само по себе это осознание может давать позицию наблюдателя: «Со мной и нашей парой сейчас нечто происходит, но я знаю, мне сказали добрые люди, что может быть так и поэтому я не буду спешить принимать никакие решения, я подожду». Потому что эта ситуация закончится. И как реакция, как шлейф будет то, что сейчас происходит у китайцев: разводные заявления. Потому что люди пережили стресс, друг на друга злятся, увидели слабости друг друга. Но если я об этом знаю, мы можем договориться в своей паре, что даже если нас начнет штормить, мы подождем, не будем спешить с выводами, дадим себе время успокоиться и пережить ситуацию, а потом, вернувшись к обычной жизни, мы этот разговор можем вновь поднять. Сама идея — о том, что это реактивный ответ на ситуацию и для того чтобы его осуществить, нужно просто подождать — может служить опорой.

Что еще мы можем сделать, чтобы сохранить отношения, несмотря на все сложности?

Мы должны быть друг к другу внимательны и разговаривать друг с другом, прояснять какие-то вещи, которые нас не устраивают. Это всегда важно и всегда психологи об этом говорят: не нужно складывать обиды, недопонимания и недочеты в «копилочку», чтобы она в какой-то момент разорвала вас и вашего партнера. Желательно все-таки научиться говорить об этом: не предъявлять претензии, а прямо сообщать о том, что беспокоит. По правилам, как положено, используя «я-сообщения»: «Я чувствую себя плохо», а не «Ты довел меня до слез». «Давай попробуем найти то, что нам обоим подойдет».

Я думаю, сейчас в семьях могут возникать споры о самой ситуации. Один может сказать: «Я думаю, все это ерунда», а партнер может бояться и тревожиться о том, что происходит. Им трудно будет найти точки соприкосновения. Кроме того, есть пожилые родственники, о которых надо так или иначе заботиться. И тут тоже есть разные взгляды, как мы заботимся. Приносим еду и ставим под дверью или берем родственников к себе? Что для них безопаснее? Здесь много очень разных непривычных тем, которые нужно обсуждать и достигать консенсуса. И в этом отношении мы должны разговаривать и стараться быть друг к другу бережнее. Бережное общение — это когда мы помним, что главное не отстоять свою правоту, а достичь соглашения, которое будет удачным для максимального числа участников.

Значит ли это, что надо всячески избегать конфликтов?

Конфликты сейчас по большом счету неизбежны, просто потому что ситуация такая. И часть семей, маленьких сообществ, будет стремиться к консолидации, сплачиваться, а у части семей динамика будет такая, что они будут стремиться к конфликту, разрыву. Это зависит от особенностей того, как устроена конкретная семья и от особенностей ее членов. Это надо понимать. Например, «Мы семья, которая будет все время ругаться, но достигать в конечном счете соглашения».

Сейчас полезно помнить, что конфликт — это не обязательно разрыв и ухудшение отношений или понижение количества любви и доверия друг к другу. Это способ, через который наша нервная система справляется с напряжением. Поругались — поговорили об этом — поняли, почему это произошло — двигаемся дальше. Не делаем никаких глобальных выводов.

Что еще будет полезно сделать для мира в семье?

Очень полезны будут правила. В замкнутом пространстве, где живут несколько человек, всегда нужна структура: расписание, которого мы придерживаемся по собственной воле. Структурный каркас должен включать маленькие приятные совместные ритуалы: с детьми и на двоих взрослых. Взрослая пара может всегда совместно приятно проводить время — обниматься, заниматься сексом, а это очень важно сейчас: не напрягаться и жить как на войне, а помнить, что мы все равно остаемся людьми и можем друг другу это давать.

Даже если оба супруга дома на удаленке и у каждого своя работа, да еще и дети под ногами копошатся, надо понять и принять, что мы не можем делать все идеально. Все будет через пень-колоду. Наши дети не будут идеально учиться. Они будут первую неделю-другую есть чипсы и смотреть фигню, пока мы наладим свою работу. И мы не кидаем друг другу «шарик»: «Займись своими детьми!», «Отвлекись на секунду от своей работы!» Мы понимаем, что какое-то время так будет, а потом все наладится. Правила, ритуалы, внимание и милосердное принятие слабостей друг друга помогут в этом. Мы вообще очень все разные и это нужно понимать.

Что можно посмотреть на эту тему?

Есть прекрасный шведский фильм — «Форс-мажор» — про семейную пару с двумя детьми, которая оказывается на лыжном курорте. Там сначала происходит событие, когда супруга разочаровывается в своем партнере и ее штормит очень сильно, но они разговаривают об этом. Этот фильм как раз про слабости, про то, что каждый из нас подвержен им, но это не повод расставаться, даже если мы ничего не знали про партнера на эту тему.

То, что сейчас происходит, это на самом деле серьезная проверка прочности отношений в паре или семье. Но не надо спешить с далеко идущими выводами. Пусть хочется развестись. Можете про это поговорить, но не спешите делать выводы и бежать подавать заявление. Дайте себе возможность выйти из этого стрессового пикового состояния и, когда все закончится, посмотреть на это другими глазами. Потому что такая реакция — последствие пережитого травматического опыта, и это полезно понимать. 


 

 

Вита Малыгина — клинический психолог, психодраматерапевт.

 

24 марта 2020