О чем говорят врачи?

«Кардиологи, урологи, травматологи, неврологи, хирурги — сегодня все, как один, врачи-инфекционисты». Мы собрали мнения врачей из соцсетей
О чем говорят врачи?
О чем говорят врачи?

Публикуем сводки с полей — рассказы врачей о ситуации с COVID-19. Мы собрали самое актуальное за неделю.

 

 

Виталий Гусаров — главный врач стационара ФГБУ «НМХЦ им. Н. И. Пирогова» Минздрава России:

 

 

«О врачах! Не перестаю восхищаться их работоспособности, оптимизму и самоотдаче! Еще вчера кардиологи, урологи, травматологи, неврологи, челюстно-лицевые хирурги, кардиохирурги и специалисты других профилей (мы же многопрофильный стационар) — сегодня все, как один, врачи-инфекционисты, которые обсуждают лечение пациентов с пневмонией, назначают схемы специфической терапии, определяют показания для пронпозии (прон-позиция — укладывание пациента, находящегося на ИВЛ, на живот. — Прим. ред.), знакомятся с особенностями иммунного ответа на вирус и его осложнениями. Нужно сказать, что наша многопрофильность нам на руку в сложившейся ситуации. Всегда в бригаде есть нужный специалист, готовый проконсультировать по острой патологии.

<…>

И конечно, о наших героях! О врачах, о тех, кто, без преувеличения, жертвует собой, разлучен со своими семьями, чтобы не подвергать их опасности, работает на передовой в круглосуточном режиме у постели больного. Как бы странно это ни звучало, эпидемия способствовала нашему прогрессивному развитию во многих вопросах».


 

 

Павел Бранд — врач-невролог, к. м. н.:

 

 

«Судя по многочисленным очередям на входах в метро, где ни о какой изоляции не может быть и речи, нас все-таки ждет сценарий Нью-Йорка через пять-семь дней... За такие противоэпидемические мероприятия надо даже не сажать, а расстреливать…

Не думал, что когда-нибудь это напишу, но мне невероятно жалко сотрудников полиции и Росгвардии. Не полковников и генералов, а обычных бойцов. Их, как это у нас принято, бросили в бой вообще без подготовки. Совершенно очевидно, что не было нормального инструктажа. Те сотрудники, которые проверяют пропуска в метро, уже инфицированы с вероятностью 100%. Вечером они пойдут домой к семьям, к пожилым родителям...

Понятно, что с этой проверкой накосячили, но почему нельзя было выдать им СИЗы? Даже при выборочной проверке они бы контактировали с огромным количеством людей, многие из которых, очевидно, инфицированы и не носят масок...

В ближайшее время именно сотрудники полиции станут главным источником распространения инфекции, к сожалению».


 

 

Денис Проценко — главврач больницы №40 в московской Коммунарке:

 

 

«Два отрицательных анализа. Изоляция завершена — полноценный рабочий день. Подробнее напишу, как вернусь из красной зоны».

«45 дней работы в Коммунарке. 1659 пациентов. 1140 выписанных... за этими цифрами, конечно, много больше всего. Спасибо команде».


 

 

Валерий Печорко — главный врач ГКБ №15:

 

«Сегодня приезжали коллеги из КНР. Обменивались опытом, советовались по протоколам лечения, обсуждали скорость распространения инфекции и меры, принимаемые к сдерживанию. Что хочу сказать? Нам до их дисциплины далеко. Но очень хочется, чтобы все закончилось как можно быстрее и с минимальными потерями.

Поэтому принимайте лекарства, пользуйтесь всеми возможными способами получения медицинской помощи, который организовал город в это непростое для всех нас время, сидите дома. И пожалуйста, дайте нам спокойно работать в этих условиях во благо вашего здоровья!»


 

 

Евгений Пинелис — русский врач одной из больниц Нью-Йорка:

 

«Оставлю это здесь. Эта пациентка (31-летняя Прешес Андерсон из Нью-Йорка, которая поступила в отделение беременной и зараженной коронавирусом. — Прим. ред.) дала нам возможность совсем не падать духом в ужасные пару недель экспоненты. Ее динамика и тот факт, что младенец был в порядке, поддерживал нас всю прошлую неделю. Узнав во время утренней конференции, что тест на COVID-19 у младенца отрицателен, мы аплодировали.

<…>

Это чудесный результат, то, ради чего стоит приходить на работу. К счастью, это происходит нередко. Сегодня из БИТа (блок интенсивной терапии. — Прим. ред.) выписывают 86-летнего мужчину, который провел семь дней на ИВЛ. Все беременные пациентки, прошедшие БИТ, в порядке, и беременности удалось сохранить. Напишу для разнообразия только о хорошем. Проблем множество, пик пройден, но пациенты продолжают поступать. Люди устали в карантине и ждут с нетерпением его отмены. Мы же с ужасом ждем второй волны».


 

 

Борис Теплых — заведующий отделением анестезиологии-реанимации №1, анестезиолог-реаниматолог высшей категории в НМХЦ им. Н. И. Пирогова:

 

 

«Процесс лечения превращается в рутину, и это радует, значит, все меньше и меньше загадок, персонал привык, и мы не удивляемся новым гадостям от вируса.

Общался вчера с семьей, и зашел разговор о том, что вторую волну следует ожидать через полторы недели, потому как будет праздник в воскресенье, потому прошу вас: #молитесьдома. Потом сходим в храмы, поблагодарим Бога за спасение и исцеление, помолимся за ушедших, а сейчас нужно сделать, чтобы ушедших было как можно меньше. В реанимации пациенты всех возрастов: и 25 лет, и 44, и 80».


 

 

Сергей Бутрий — педиатр:

 

 

«По моим субъективным ощущениям (сообщения в дистанционных консультациях, мессенджерах, СМИ), в период самоизоляции заметно выросла частота бытового травматизма детей. Пожалуйста, будьте еще бдительнее, чем вы бываете обычно. Особенное внимание обратите на риск падения детей из окна. На комодную травму. На отравления угарным газом. Ожоги (химические и термические), глотание магнитов и батареек. И в целом освежите карту опасностей в вашем доме».

Ко всем видам опасностей Сергей Бутрий добавляет ссылки на посты в своих соцсетях.


Новости партнеров
предоставил сервис