Личный опыт: «Я родила девятерых детей!»
40-летняя мама Алеся Лавриенко рассказала о том, какой ценой ей дается «многочадие».

Привет! Меня зовут Алеся. Мне 40 лет, и у меня девять детей.

Я никогда не мечтала быть матерью. Детей не хотела вообще! Боялась всех этих медицинских вмешательств, а сам факт родов рассматривала как нечто невозможное для себя. С детства я безумно боялась крови. На уроках биологии всегда просилась выйти, когда вешали плакат внутренностей лягушки или рыбы. Венозная система и ее изучение было моим кошмаром! Я теряла сознание. Так что, подрастая, маме я говорила прямым текстом: «Смирись, внуков не будет никогда».

И замуж я не хотела. Совсем. Боялась. В юности собиралась на ПМЖ в США. Но так случилось, что встретила Диму и уже почти 20 лет замужем. Я мама восьми сыновей и одной дочери. Среди них есть погодки, одна двойня, подростки. Моему старшему 18 лет, а младшему нет и года. Сейчас я уверена, что материнство — это лучшее из всего того, что я умею.

Живем мы на земле, у нас свой дом и небольшое хозяйство в Подмосковье. Но было время, когда мы с пятью детьми жили в однокомнатной квартире площадью 36 кв. м. Когда родилась Прасковья, у нас даже не было места для ее кроватки, и муж приделал в потолке крюки для подвешивания люльки. В 2012 году мы въехали в свой дом в Пущине, который строили два с половиной года.

У меня четыре естественных родов и четыре кесарева. Беременность для меня — очень тяжелое время, и, хоть я не знаю, что такое токсикоз, перепады настроения и «беременские хотелки», во время беременности испытываю постоянный нервяк за ребенка, за себя, за всех тех, кто останется дома. Мне всегда хотелось посмотреть на человека, который сказал, что с родами организм женщины обновляется. Нет, ну честно, хочется узнать, кто он, этот гениальный человек?! Посмотреть бы не ему в глаза, а хотя бы на работу, диссертацию, на выборку тех здоровых, цветущих женщин, которые, родив нескольких детей, стали еще больше пыхать здоровьем и, как следствие этого, утроили свои жизненные силы.

 


Здоровья роды точно не прибавляют


 

Во время одного из кесаревых сечений я потеряла 1,6 л крови. У меня сложный случай генетической тромбофилии, мутации матки, проблемы с кровью, и это вообще-то противопоказания к зачатию… В начале 2012 года, когда моему пятому ребенку была неделя от роду и я попала в больницу с тяжелейшим тромбозом, выливая в судно розовое от лекарств молоко, я думала, что не только кормить, но и ходить без костылей никогда не смогу. Потом у меня было удаление множества тромбированных сосудов внутри, врачи пугали рецидивами. Во время беременностей колю уколы себе в живот, живу в компрессионных чулках. В 2014 году я потеряла ребенка на 20-й неделе из-за вируса. И не дай бог никому познать эти чувства! Внутри — дыра, пропасть. В тот момент ни детьми, ни семьей — ничем ее было не заполнить. Я просила утешения себе, молилась, чтоб перестало быть так больно. И вот ровно через год пришли ко мне мои двойняшки, как бы возвращая мне мою потерю!

Легких беременностей у меня никогда не было, но было три беременности, в успешный исход которых я не верила и особенно щедро размазывала слезы о батюшкину епитрахиль. Когда я ждала двойняшек, меня заранее пугали, чтобы я готовилась к недоношенным, что им грозят проблемы со зрением, а то и ДЦП, что один будет «объедать» другого, что Луша родится с синдромом Дауна. И что же? На свет появились здоровые детки весом в 3 кг.

Почему я многодетная мама? Явно не за медаль (у меня и нет ни одной). Не за жилплощадь (мы с мужем и дети зарегистрированы в однушке), недавно получили ответ из жилотдела, в котором говорится, что мы 67 тысяч какие-то в очереди. Дело также не в «куске хлеба и стакане воды» в старости (возле нашего храма просит подаяния женщина, многодетная мать взрослых детей). Когда меня спрашивают: «Что ж ты рожаешь-то, ненормальная», объясню: для меня мои дети — это очень долгосрочная инвестиция. Инвестиция неудобная, полная моего самоотречения, потери здоровья, отсутствия нормального сна, свободного времени и невыгодная, но очень радостная для меня. Все дивиденды будут получать мои дети. Я только тружусь, но они увидят результат моего труда. Когда на этом свете не станет меня, они останутся друг у друга. И я уверена, что потом, в будущем, они будут друг другу родным плечом, поддержкой, опорой. Каждый раз, когда на пути мне встречается выросший ребенок из многодетной семьи, я задаю один и тот же вопрос: «Скажите, хотели бы вы быть единственным в семье? Все вам, все для вас?» То, что мне отвечают эти взрослые люди, утешает, вселяет даже не надежду — уверенность, что главное дам своим детям не я и не сейчас. Главное — это то, что дадут они друг другу.

 


Родив девятерых детей, я автоматом подписала негласное обязательство по превращению в Золушку sapiens


 

Мое утро начинается с «На старт! Внимание! Марш!» Кашу — варить. Чайник — на плиту. Масло — из холодильника. Себя — умывать. Уже 18 лет бесконечный декрет. Но моя жизнь — это не смерч из бессмысленного круговорота еды, уборки, одежды, школы, секций. Нет! Моя жизнь — это гончарный круг, от которого, да, бывает, кружится голова, и поначалу в этом комке липучей глины, воды и грязи нет ничего, что способно восхищать и радовать. Но пройдет время, и этот комок грязи приобретет очертания под умелыми руками, родится цель — произведение искусства! И, ежедневно отмывая руки от этой грязи, плача от усталости, любой маме важно не забывать о том, что, кружась в своем гончарном кругу, она неизменно является творцом опоры — опоры, которая останется с ее детьми на всю жизнь.

Я читала интервью с одной известной женщиной-ученой, которую все коллеги ждали из ее многочисленных декретов, но она не спешила их обрадовать своим выходом, она рожала очередного ребенка и говорила: «Открытия в науке сделают и без меня. А вот моих детей без меня никто не родит!» И я с ней согласна.

Но я не агитатор за «многочадие», никогда и никому не навязываю свой образ мыслей, свою систему ценностей! Каждому свое!

24 июля 2020