Врач тоже ошибается
Врачебные ошибки входят в топ-3 самых распространенных причин смерти

По статистике ВОЗ, врачебные ошибки — третья самая распространенная причина смерти после заболеваний сердца и рака. Только в США из-за ошибок медперсонала погибает ежегодно около 250 000 человек. Из 300 млн операций, выполняемых в мире за год, до 50 млн дают осложнения, а до 3 млн — заканчиваются смертью пациента. О масштабности проблемы впервые в голос заговорила американская Национальная медицинская академия в докладе 1999 года. С тех пор эта тема находится в центре многих иностранных исследований, но число смертей от врачебных ошибок год от года почти не меняется. В России дело обстоит еще печальнее: статистика не ведется, исследований не проводится. Что можно сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему?

О причинах врачебных ошибок

Как доказали ученые в целом ряде исследований, основные причины врачебных ошибок — это выгорание врачей, стресс и отвлекающие факторы в хирургической практике, плохо скоординированная медицинская помощь, материальные препятствия. В странах, где вся медицина платная, от врачебных ошибок больше страдают малообеспеченные пациенты.

В рамках международного исследования 2011 года, охватившего 12 000 пациентов из семи стран мира, было выявлено, что плохо скоординированная помощь повышает вероятность медицинских и лекарственных ошибок до 200%, а связанные с финансированием ограничения увеличивают вероятность до 160%. Наличие двух хронических болезней и госпитализация также оказались в списке факторов, повышающих риск неадекватного лечения. К смерти пациента может привести широкий спектр предотвратимых причин, таких как пролежни, полученные на больничных койках, инфекции, приобретенные в больнице, тромбы (эмболия), хирургические ошибки и неверный диагноз.

В рамках исследования 2018 года велось наблюдение за хирургом Хомеро Ривасом из Стэнфордского медицинского центра, облаченного в специальную умную рубашку Hexoskin. Она была разработана для спортсменов, чтобы регистрировать точные физиологические данные во время тренировок, включая сердечный ритм. Благодаря ей исследователь Питер Дюпон Грантчаров из Колумбийского университета мог замерять уровень стресса прямо во время операций. Также он наблюдал за хирургом в операционной и отсматривал видеозаписи лапароскопии. Другой специалист собирал информацию о врачебных ошибках Риваса и отмечал, когда они произошли. При сопоставлении данных было обнаружено, что во время краткосрочных моментов стресса опытный хирург делал гораздо больше ошибок — на 66%, чем во время, когда был спокоен.

Стресс был спровоцирован шумом в операционной или негативными мыслями самого врача. «Я был удивлен количеством отвлекающих факторов в операционной, — рассказал Грантчаров. — Многие аппараты имеют сигнализацию, которая периодически срабатывает, оборудование не срабатывает, происходят посторонние разговоры, люди входят и выходят из операционной… Если наше исследование поможет сделать операционные более безопасным местом для пациентов, я буду в восторге». Ошибки хирурга могут вызывать кровотечение, разрыв тканей или ожоги, но самое ужасное — если медперсонал оставит в пациенте какой-либо предмет. Об этом риске мы рассказывали в материале «Забытое хирургами».

В рамках другого исследования 2018 года ученые отслеживали историю пациентов, которые вернулись в отделения неотложной помощи во второй раз в течение 72 часов и были госпитализированы в больницу. Это свидетельствовало о том, что первое обследование было неэффективным. Они проанализировали причины ошибок и выяснили, что у врачей, как правило, были все необходимые данные о пациентах, но в 45% случаев возникли ошибки с обработкой полученной информации, а в 31% случаев — проблемы с проверкой собранных данных.

В России врачебные ошибки практически не учитываются и не анализируются. Министр здравоохранения Вероника Скворцова называет основной причиной ошибок человеческий фактор: «Врач — живой человек. Он бывает уставшим — например, если тяжелое дежурство. Иногда ему нездоровится. Бывают ситуации, когда состояние больного, симптомы, результаты исследований сложно толковать однозначно. Никто, к сожалению, не застрахован от ошибок или недоразумений».

Как идет борьба с врачебными ошибками?

Для сокращения числа врачебных ошибок в России Министерство здравоохранения разработало общие клинические рекомендации для врачей. Это четкий алгоритм действий, помогающий любому специалисту правильно поставить диагноз и назначить адекватное лечение. «Под эти алгоритмы мы вокруг себя сплотили более чем 7-тысячное медицинское экспертное сообщество… То есть это элита страны, которая совместно проводит мозговой штурм, то есть создает консенсусный интеллектуальный продукт», — поясняла Скворцова. Эта система должна в идеале работать по всей России. Если в самой отдаленной деревне у земского врача возникает сложный вопрос, он может посоветоваться с самыми передовыми специалистами из национальных медицинских исследовательских центров и тем самым избежать возможной ошибки. Круглосуточная электронная связь между врачами уже запущена, она включает конференц-связь, обучающие видеосеминары и пр. В списке федеральных телемедицинских консультативных центров уже более 40 медучреждений России.

В США и некоторых других странах иски пациентов против врачей находятся на одном из первых мест в числе судебных разбирательств. Возможно, поэтому там так основательно занимаются исследованиями ошибок и поиском способов их избежать. Некоторые из них уже найдены.

Например, для оттачивания мастерства неопытных хирургов разработан и уже применяется в ряде американских больниц виртуальный тренажер Osso VR. Разработчики планируют распространить технологию обучения молодых врачей на весь мир, включая африканские страны.

В 2020 году в медицинские центры США должны поступить черные ящики — аналоги авиационных бортовых самописцев. Они будут записывать все происходящее в операционных с помощью видео- и аудиоаппаратуры, собирать обратную связь от электронных хирургических приборов, регистрировать жизненно важные показатели пациента. Если произойдет осложнение или прооперированный человек умрет, и медцентры, и суды смогут получить полную информацию об операции. Также черные ящики могут служить для обучения молодых хирургов.

На помощь врачам в XXI веке приходят роботы и искусственный интеллект. Например, диагностикой рака молочной железы в одном из онкологических центров США занимается система QuantX. Она помогает рентгенологам не ошибиться с диагнозом. Искусственный интеллект получил официальное одобрение у Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Внедрение технологии улучшило точность диагностики на 20%, а число пропущенных случаев рака снизилось до 39% — в рамках клинического исследования.

Хирурги-роботы уже сравнительно давно помогают врачам в ходе операций. Но, как правило, играют вспомогательную роль. Сейчас ситуация меняется. Например, с недавних пор в Москве сложнейшие операции по замене коленного сустава самостоятельно проводит единственный в стране робот-травматолог. Пока проведено чуть более десяти операций, но в 2020 году их число должно увеличиться до 200. Искусственный интеллект анализирует индивидуальные параметры пациента, проектирует и устанавливает сустав. Там, где дрогнет рука молодого хирурга, робот-травматолог невозмутим и четок, поэтому ему можно доверять.

«У каждого человека уникальная биомеханика, разная анатомия, и роботическая система позволяет учесть все нюансы конкретного пациента и рассчитать полностью правильную установку протеза. Есть такое понятие — выживаемость протеза. Один из необходимых параметров — это правильная установка компонентов. Отклонение даже на 1–2° может через 10–15 лет привести к нестабильности протеза и преждевременному износу компонентов последнего. Эта система позволяет все в точности рассчитать так, чтобы установить протез нужным для пациента образом», — рассказывает директор Клиники травматологии, ортопедии и патологии суставов, заведующий кафедрой травматологии, ортопедии и хирургии катастроф Сеченовского университета Алексей Лычагин.

Самое простое средство от врачебных ошибок предложил анестезиолог из Австралии Роб Хаккет. Он первым нарисовал маркером имя и профессию на хирургической шапочке, затем призвал к тому же коллег. Это начинание переросло в медицинский флешмоб мирового масштаба, помогая персоналу в операционной быстрее узнавать друг друга и избегать путаницы в неотложных поручениях. Благодаря идее Роба Хаккета количество ошибок сократилось, что подтверждают исследователи.

Метод Роба коллеги назвали «эффектом коктейльной вечеринки». «Это когда в одном месте ведется сразу несколько бесед. Но стоит обратиться к человеку по имени, и он тут же переключает свое внимание на вас. Так же и в операционной. Когда я называю кого-то его именем, он слушает внимательнее и, следовательно, выполняет свою работу лучше», — отмечает анестезиолог из Великобритании Джордан Миннс.

Сам Хаккет рассказывает, что подписать шапочку решил после трагического случая. «Пациент умер из-за переливания крови не той группы. Анестезиолог думал, что кровь ему передает медсестра, которая должна была все проверить. Но потом выяснилось, что это был сотрудник, который вообще не отвечает за кровь», — рассказал анестезиолог из Сиднея.

Каждую минуту пять человек умирают из-за неправильного лечения — таковы последние данные от генерального директора ВОЗ Тедроса Адханома Гебрейесуса. Чтобы снизить вероятность врачебных ошибок, необходимо создавать им комфортные условия труда, позволяя работать без излишних нагрузок и стресса. Иностранные специалисты считают, что наказание в данном вопросе малоэффективно. Гораздо важнее вести психологическую работу с медицинским персоналом, чтобы врачи могли признавать свои ошибки, не боялись о них сообщать и по возможности старались предотвратить.

6 февраля 2020