Врачи на передовой
Что рассказывают медработники о борьбе с пандемией?

Публикуем сводки с полей — рассказы врачей о ситуации с COVID-19 в Москве и России. Мы собрали самое актуальное.

 

 

Валентина Смирнова — медсестра:

 

 

«Моя первая смена в инфекционке во время эпидемии… Вчера я отработала первые сутки с тех пор, как нашу больницу переформировали в инфекционную… Я не знаю, как описать людям, далеким от медицины, что значит принять 25 больных за 12 часов, но попытаюсь.

У нас в отделении две медсестры, обе работаем сутки. Врачей четверо: каждая пара работает по 12 часов. Каждому пациенту нужно оформить историю, объяснить правила поведения, по возможности накормить. Каждого врач должен осмотреть и назначить лечение. Каждому нужно это лечение осуществить: уколы, капельницы, таблетки. Совсем легких пациентов нет: все приехали с пневмонией, какой — неизвестно. У кого-то коронавирус, кто-то был в контакте с подтвержденным COVID-19, кто-то просто до последнего ходил по общественным местам. Но результат один: воспаление легких, температура, кашель, затрудненное дыхание…

Больные заполняют уже многие отделения: у ворот очередь из скорых… Мы все в «грязной зоне» работаем в следующем обмундировании: хирургическая пижама, сверху — защитный костюм, очки, респиратор, 2 пары перчаток, резиновая обувь, бахилы. Когда подходим к пациентам, нужно надеть третью пару стерильных перчаток (и как-то умудриться в этих трех парах попасть в вену и поставить катетер). В грязной зоне нельзя снимать ничего из вышеперечисленного, а это значит нельзя пить, есть, сходить в туалет, а в какой-то момент становится почти невозможно дышать. Даже с возможностью выходить через шлюз в чистую зону законные 2 раза в сутки — это очень тяжело. Но больных так много, что мы не можем покинуть отделение.

Поймите, что ситуация страшная. И каждый человек сейчас может на нее повлиять. Как?

  1. Сидеть дома. Сидеть дома! Тема заезжена, но я бы много отдала, чтобы сейчас не ходить на работу и сидеть в самоизоляции.
  2. Не вызывать скорую на любое ОРВИ. Оставьте место для тяжелых больных, не то скоро они будут лежать в коридорах, а вы и мы — вместе с ними! Я не призываю вас терпеть до полусмерти, но если у вас кашель и температура до 38,5, которая снижается парацетамолом, то зачем вам в стационар? У скорой и больниц сейчас и так полно работы».

 

 

Павел Бранд — врач-невролог, к. м. н.:

 

 

«Вектор поменялся очень быстро. Врачи, которых еще вчера клеймили на каждом углу, не задумываясь идут в очаг, чтобы спасать тех, кто их и в грош не ставил еще пару месяцев назад. Идут, невзирая на риск заболеть или даже погибнуть. Идут не ради денег или славы, а исполняя свой врачебный долг».


 

 

Евгений Пинелис — русский врач одной из больниц Нью-Йорка:

 

 

«Интересно, как за три недели после появления этой напасти все превратилось в рутину. Первая наша тяжелая пациентка поступила 7 марта. Комната с лучшей изоляцией, летучие консилиумы на тему стратегии вентилирования, фармакотерапии. Через неделю мы в первый раз достигли отметки в половину основного БИТа со светофором видов изоляции на дверях. Еще за неделю количество интенсивных коек увеличилось в два раза, и единицы не изолированы из-за вируса, и все они на ИВЛ.

Наконец появились хорошие новости: несколько пациентов выведены на параметры, соответствующие выводу с ИВЛ. Наконец с помощью частных доноров и больничных закупок хватает защиты. Пришла партия вентиляторов. Старые надежные динозаврики "Кэирфьюжн", на которых я учился вентиляции в 2007 году. Спасибо FEMA и университету, мы в порядке на неделю. Загадывать на дольше смысла нет… Никакие хорошие новости с этим вирусом не приходят без плохих».


 

 

Сергей Петриков — российский врач-нейрореаниматолог, директор НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского:

 

 

«Так получилось, что анестезиологи-реаниматологи стоят на том рубеже, где жизнь встречается со смертью. И держать оборону на этом рубеже, поверьте, непросто. Мы все циники и достаточно черствые люди. Это позволяет нам не выгореть со скоростью лучины. Потому что непросто пережить проигрыш в битве со смертью. Но эти защитные барьеры все равно иногда пробивает. И это очень тяжело пропускать через себя всю эту боль умирающих и их родственников.

Сейчас наша жизнь проходит как на войне. И мы не задумываясь идем в реанимационные залы, хотя каждый из нас понимает, что может заразиться и погибнуть. Мы просим вас: ОСТАНЬТЕСЬ ДОМА. Не выходите на улицу. Сейчас это важно, как никогда. Если вы не боитесь смерти, то подумайте о жизнях врачей, медсестер, санитарок, которые сегодня работают на передовой».


 

 

Федор Катасонов — педиатр, автор Telegram-канала и книги «Федиатрия»:

 

 

 

«Как только я полностью ушел в глубокую подмосковную самоизоляцию, прихватив четыре толстенные книги, оказалось, что времени на почитать вообще нет!.. Но я надеюсь, что это эффект первых дней, когда надо наладить какой-то дистанционный заработок, чтобы компенсировать временное отсутствие приема. Для тех, кто уже все наладил и может наслаждаться отшельничеством, сделал подборку захватывающих книг по просьбе Bookmate».


Видео о волонтерах

6 апреля 2020