Как не стать жертвой коронапсихоза?
Как сохранить психическое здоровье во время пандемии? Рассказывает врач-психиатр

Пандемия, карантин, самоизоляция. Все это меняет нашу жизнь и негативно воздействует на психику. Как не сойти с ума? Рассказывает доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н. И. Пирогова Андрей Шмилович.

Андрей Аркадьевич, как вы, профессиональные психотерапевты, смотрите на сложившуюся ситуацию, связанную с коронавирусом?

Я смотрю на эту ситуацию с большим прискорбием. Потому что психическое здоровье людей находится под угрозой и психическое здоровье многих уже нарушено. Это не просто угроза, а, к сожалению, уже имеющиеся психические расстройства. Могу это сказать не только по своему окружению, в котором уже 15–20% людей, моих знакомых, нуждаются в моей психиатрической помощи или помощи моих коллег-психологов, но и по когорте моих пациентов, с которыми, естественно, не прекращаю работу, потому что это очень важно, несмотря на эту «псевдопандемию». У этих пациентов, к сожалению, тоже уже довольно серьезные нарушения психического состояния — появляются новые симптомы в их клинической картине. Эти симптомы хорошо известны в мировой психиатрической практике: они были описаны еще в ту историческую эпоху, когда мы говорили о массовых эпидемиях падучей и других истерических расстройствах, возникающих в результате распространения ложной информации или преувеличения информации об опасности. Вирусом панического страха поражена большая часть населения.

Вы говорите про искусственное нагнетание страха?

Да, про нагнетание страха. Я не сторонник теории заговоров и поисков ответа на вопрос «кому это выгодно». Я бы не стал тут уходить в другую эпидемию — эпидемию паранойи, которую, к сожалению, мы тоже сейчас наблюдаем. Люди верят, что в мире происходит какая-то биологическая война, хитрый замысел политиков, экономистов и т. д. Нет, ничего этого нет. Я как раз смотрю на ситуацию как врач-психиатр и вижу, что индуктором этих страхов являются сами люди — они стали жертвами страха и его распространителями. Не будем забывать про поговорку «У страха глаза велики». А в данном случае у этого страха глаза больше ничего не видят, кроме как удесятеренных масштабов происходящего. Источниками страхов выступают и журналисты, и сами врачи — это и вина их, и беда, что они оказались в этом состоянии. И простые люди, которые не очень осведомлены в вопросах медицины и неизбежно являются объектами наших информационных насильственно нагнетаемых новостей: от «Первого канала» до сводок Facebook. И те же чиновники, руководители, политики, которые высказывают свои мнения — они приумножают риски и страхи. В конечном итоге это такой взаимоиндуцирующий процесс мирового панического хаоса, который живет по своим законам — точнее, по законам психиатрии, а не по законам какого-то хитрого заговора.

На психику сейчас одновременно воздействует множество факторов: сама эпидемия, страх за себя и близких, предпринимаемые государством меры, такие как самоизоляция и карантин для граждан. Кроме того что повседневная жизнь человека изменилась, добавился страх о будущем — например, из-за перспективы потерять работу. Как не сойти с ума при таких обстоятельствах?

Здесь мне важно сейчас выступить очень осторожно, чтобы не спровоцировать эпидемию психиатрического страха сойти с ума. Потому что да, конечно, психические расстройства есть, и они проявились во всемирном масштабе у довольно большого числа людей. Но, к счастью, это не те психические расстройства, которые длятся долго и имеют неизлечимые и абсолютно неустранимые последствия. Это не те психические расстройства, которые приводят к слабоумию, сумасшествию, безумию. Мы имеем дело с истерическими психозами — это реактивные состояния, они проходят полностью и без последствий. Какое-то время люди, конечно, будут от этого отходить, будут сокрушаться по поводу психологических потерь, которые они понесли во время эпидемии этого коронапсихоза: профессиональных, финансовых, социальных, семейных. Но потом это все уляжется. Пройдя через жернова массового всемирного психоза, большая часть людей приобретет психиатрический иммунитет к каким-то стрессовым потрясениям будущего. Жизнь неизбежно будет сталкивать нас с какими-то стрессами и дальше, но те, кто прошел через это, закалились и в следующий раз вероятность того, что у них произойдет подобное, уже будет ниже. Этот опыт — тоже опыт, и у него есть свои позитивные моменты.

Есть ли какой-то способ противостоять всеобщей панике и эффективно справляться со страхами? Как наладить свою жизнь в этих обстоятельствах?

Конечно, есть очень много способов. Но их эффективность зависит от того, насколько глубоко человек ушел в психоз. Если его путь еще только начался и в его голове только поднимается волна этого безумия и страха, исчезает рациональное понимание того, что происходит, и критика, то тогда это все еще можно остановить. Такому человеку нужно установить жесткую информационную диету вплоть до информационного голода. Его нужно категорически изолировать от контакта с себе подобными, находящимися в этом коронапсихозе, и, наоборот, окружить его людьми, которые относятся к этому спокойно и уравновешенно. Если человек окружит себя этими «безответственными» людьми (как их неистово клеймят люди, находящиеся в коронапсихозе), то его состояние потихоньку улучшится. Он оглянется по сторонам и увидит, что ничего вокруг ужасного не происходит, и спокойно продолжит ждать, когда это закончится.

В каких-то случаях, помимо этой изоляции и санации социального окружения, ему может понадобиться помощь психолога либо психотерапевта. А может, даже лекарства, которые успокоят панику в голове и отвлекут от всего происходящего. При таком подходе человека ждет хороший и быстрый эффект. Но если он уже далеко ушел в психоз, то ему вряд ли что-то поможет, потому что критики нет, к любой попытке успокоить его он относится крайне негативно и агрессивно, с раздражением, и сразу же бросается клеймить позором всех тех, кто якобы недооценивает происходящее. Тогда общение с ним становится бессмысленным и безуспешным. В таком случае надо просто ждать, пока все это закончится.

Сейчас многие медицинские услуги стали недоступны из-за режима самоизоляции и продленных выходных. Как человеку самостоятельно определить, насколько глубоко он ушел в психоз и пора ли обращаться за помощью?

Если человек больше 80% своего времени занимается любимыми делами, общается со своей любимой семьей, с домашними животными, занимается работой, спасает свой бизнес или просто увлечен просмотром сериала и только 20% его внимания приходится на этот информационный негативный поток, то можно сказать, что этому человеку не нужна помощь психолога или психиатра. Если соотношение 80 на 20 кренится в сторону информационного потока, в семье наступает драма, он начинает вступать в жесткие и непримиримые конфликты с родственниками, метаться по квартире, шить из половых тряпок маски — тогда в этой ситуации уже нужно задуматься о помощи. Я вам могу сказать, что многие мои знакомые, оказавшиеся в начале такого психоза, звонят мне, обращаются за помощью и выходят из этого состояния.

Как вы работаете с жертвами коронапсихоза?

Мы, врачи-психологи и психотерапевты, смотрим этих людей, определяем, какие расстройства психики возникли, как они соотносятся с их характером, с их личностью, с их актуальным состоянием на данный момент. Ведь есть и другие аспекты жизни, которые тоже вызывают определенный стресс. И в зависимости от состояния мы либо назначаем лекарственные препараты, либо проводим психотерапевтическую работу. Лично я работаю на когнитивном уровне, на уровне рациональной психотерапии — спокойно разбираю с человеком происходящую ситуацию, учу навыкам отвлечения от всего происходящего. У психотерапии много эффективных методик.

Сейчас многие люди жалуются на панические атаки. В «Яндексе» это словосочетание за месяц набрали более 200 000 человек. Что это такое и как избежать приступов?

Я думаю, что люди называют паническими атаками довольно широкий спектр тревожных расстройств. Если посмотреть строго и академично, то паническая атака — это довольно четкая диагностическая категория. Но люди — не медики, и они имеют право на такой красивый диагноз, как паническая атака. Я думаю, они имеют в виду приступы необузданного страха, когда в голове полная сумятица, в ногах дрожь, спина покрывается холодным потом, в голове нет ни одной завершенной мысли, все путается и никакие дела не делаются. Да, это состояние хорошо известно и физиологически. Мы, врачи, знаем, как реализуется стресс: это корковое вещество надпочечников вырабатывает кортизол. Кортизол способствует мощной выработке других гормонов. В мозговом веществе надпочечников образуется адреналин. Это заводит систему стресса и отключает мыслительную деятельность. Такие люди становятся очень внушаемыми.

К вам сейчас многие обращаются с подобной проблемой?

Да, многие. И я думаю, и дальше будут обращаться по нарастающей. Не всем, но многим понадобится помощь. Но еще раз хочу сказать, что эти расстройства психики обратимые: вы не сойдете с ума и не превратитесь в сумасшедших, безумных людей, не заболеете неизлечимыми болезнями. Достаточно одной-двух встреч со специалистом, чтобы вывести человека из этого кошмарного сна.

Можно пытаться не воспринимать негативную информацию, но как быть с количеством смертей от коронавируса? Есть же сухая статистика, и очень печальная. Трудно абстрагироваться от такой информации.

Трудно абстрагироваться не от самой этой информации, а от того, как она подается. В этом и заключается психологическое воздействие. Информационную часть можно вложить какую угодно, главное — то, с какими интонациями это подается. Я абсолютно в этом убежден, и меня никто не переубедит, что это и есть тот самый истерический массовый психоз, о котором я говорю.

Я прекрасно понимаю, что наверняка после этой публикации на меня обрушится бурная критика и меня будут обвинять в жестокости и циничности по отношению к тем, кто умер, будут желать мне даже смерти — это сейчас очень распространено. Я врач, я отношусь к смерти с большим прискорбием, это очень трагично. В смертях этих людей, возможно, повинен коронавирус, но я не могу исключить, что значительная часть этих летальных исходов могла быть связана с сердечными приступами, которые произошли у людей в результате провокаций и стрессовой ситуации. В том числе и тех, кто поражен вирусом. Всем хорошо известно, как в разы и в десятки раз падают показатели иммунитета у человека, который находится в паническом настроении. Соответственно, если этот несчастный вирус в него попадает, то вероятность того, что он разбушуется, гораздо больше, чем если бы человек находился в спокойном, уравновешенном состоянии.


 

 

Андрей Шмилович — доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н. И. Пирогова

 

 

14 апреля 2020