На войне как на войне

«Анестезиолог — это часы скуки, минуты тревоги и секунды ужаса!» О чем говорят врачи и пациенты?
На войне как на войне

Публикуем сводки с полей — рассказы врачей о ситуации с COVID-19, а также отчет чудом выжившего пациента. Мы собрали самое актуальное за неделю.

 

 

Максим О. — бывший пациент с COVID-19:

 

 

«Друзья, спешу сообщить, что меня выписали из больницы в Коммунарке, где я лежал 22 дня с двусторонней пневмонией, вызванной COVID-19. Там прошел все круги ада, включая кому, ИВЛ, умерших соседей по палате и даже то, что моей семье успели сообщить: "Орлова не вытянут". Но я не умер и теперь являюсь почетным третьим пациентом Коммунарки, которого в этой больнице спасли после ИВЛ. Что находится "там, за чертой", сказать не могу, но могу сообщить, что будет на пороге. Последней вашей мыслью будет: "Все равно, мне все равно". А дальше будут работать ангелы...

Друзья, те кто отрицает COVID-19, вы — конченые. Бойтесь его, ибо он убивает, а гарантированного лечения от него нет. Друзья, которые критикуют политику мер по изоляции, пытаются шутить над мэрией и т. д., — ну вы или дураки, или мародеры. И наконец, друзья, сидите дома, соблюдайте изоляцию и радуйтесь тому, что вы здоровы, потому что один день в больнице будет равен месяцам в самоизоляции».


 

 

Борис Теплых — анестезиолог, работает в НМХЦ им. Н. И. Пирогова:

 

 

«Сегодня утром под домом нашел покрашенную остановку. Обещали подождать с благоустройством до 1 мая, но, вероятно, краска руки жгла. По бульвару бежала стайка фитнессистов. Так и не решившись на жесткий сценарий, в городе скатились к шведскому: "если заболел, значит, тебе не повезло, не мешай другим жить".

Принимали терминальных пациентов. Переводили в палаты выздоровевших, интубировали вновь прибывающих».


 

 

Виталий Гусаров — главврач в НМХЦ им. Н. И. Пирогова:

 

 

«О пациентах! Вот те, о ком мы заботимся! О каждом без исключения! Так проводится активизация больных на ИВЛ. Из беседы доктора и пациента:

— Вот видите, как вы хорошо дышите, уже все показатели поддержки снизили! Давайте попробуем подышать без аппарата?

— Доктор, я 55 лет сам дышал, устал! Можно отдохну?»


 

 

Сергей Петриков  российский врач-нейрореаниматолог, директор НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского:

 

 

«Ну что, как Кинчев пел: битва за жизнь или жизнь ради битв — все в наших руках. В ускоренном темпе переделываем еще два этажа под реанимации. Трех уже мало, будет пять…

Начали выписывать пациентов, которые прошли через искусственную вентиляцию легких, и тех, кто находился на ее пороге, но не перешагнул его (неинвазивная масочная вентиляция, высокопоточный кислород и прон-позиция). Желаем им здоровья и никогда больше в своей жизни с этим не встретиться. Спасибо всей слаженной команде наших реанимаций и госпитальных отделений».


 

 

Валерий Печорко — главный врач ГКБ №15:

 

«В последнее время поток пациентов, поступающих в стационар, увеличивается. Но не это страшно. Самое неприятное то, что стабильно растет число пациентов, имеющих дыхательную недостаточность и нуждающихся в аппаратах искусственной вентиляции легких. И то, что возраст этих пациентов молодеет. Сейчас мы видим в реанимациях не только 40-летних, но и 30-летних! Прошу всех отнестись серьезно к инфекции, которая захватила город. Соблюдать режим самоизоляции и вовремя обращаться за медицинской помощью. Не занимайтесь самолечением, если не хотите попасть на ИВЛ!»


 

 

Евгений Пинелис — русский врач одной из больниц Нью-Йорка:

 

«Вы видели, как умирают от удушья? Можно у Высоцкого послушать. Владимир Семенович прекрасно описывает. Я — видел. И помнить буду всегда и всех. Пациент с терминальной стадией фиброза легких, которому ИВЛ действительно был противопоказан, так как он не мог получить легочный трансплант. Пожилые люди с тяжелой пневмонией, которые сами выбрали отказаться от вентиляции. Морфий помогает, но не полностью. И его надо ждать из аптеки. И видеть дыхание по 45 раз в минуту (попробуйте просто), синеющие губы, бред или ужас.

Во время эпидемии COVID-19 все мы видели это десятки раз. Пациенты, вырывающиеся из рук врачей и медсестер и сдирающие с себя кислородные маски. Или просто сконцентрированные только на дыхании. На всех этих 45 вдохах и выдохах. За 60 секунд. Когда вместе с диафрагмой работает все тело, кажется иногда, что даже икроножные мышцы.

ИВЛ не лечит. ИВЛ поддерживает. И делает это максимально неприятным способом. ИВЛ представляет абсолютную противоположность нормальной физиологии дыхания. Природа создала нашу дыхательную систему определенным образом и предположила, что при отказе этой системы мы умираем. Но мы изобрели вентилятор. Альтернатива этому — смерть».


 

 

Михаил Тарасов — анестезиолог, работает в НМХЦ им. Н. И. Пирогова:

 

«Всем привет! Вчерашнее видео вызвало большой отклик и поддержку. Большое спасибо! Мне и моим коллегам сейчас это действительно важно. Но, если честно, постепенно становится легче, мы начинаем привыкать к новым условиям, перевоплощениям из людей в ковидонавты... Ковидонавт — это новое слово в русском языке. И в новом видео я на своем примере покажу, кто это, как происходит процесс их появления и исчезновения».


 

 

Павел Бранд — врач-невролог, к. м. н.:

 

 

«Вот прогноз Сингапурского университета. По этому прогнозу мы должны полностью освободиться от коронавируса к концу мая. Очень хочется в это верить...»


Новости партнеров
предоставил сервис