«Меня ждала 100-процентная потеря слуха, если бы не врачи»

Энергичная красивая женщина, мать троих детей, стремительно теряла слух из-за отосклероза. Ее спасла операция.
«Меня ждала 100-процентная потеря слуха, если бы не врачи»

Привет! Меня зовут Мария Воронина. Я сделала стапедопластику, и она спасла меня от глухоты.

Потеря слуха началась около пяти лет назад. Сначала я не придавала значению новым шумам, списывала все на усталость и гормональные перестройки после родов. Да и врачи не могли поставить точный диагноз. Год назад поняла, что правое ухо почти не слышит, а на левом началась частичная потеря слуха. Все сопровождалось постоянными шумами и головокружениями. В прошлом октябре я решила наконец заняться своим здоровьем. Помню, когда пришла за направлением к терапевту, сидела, улыбалась и кивала, чувствуя себя полной идиоткой, потому как практически не могла разобрать, что говорит мне врач. И только сурдолог после тщательного обследования и пяти лет мытарств по врачам наконец-то смог поставить точный диагноз: отосклероз. Выход был только один: операция! Иначе меня ждет 100-процентная потеря слуха.

Полночи я читала про диагноз и ревела. Я поняла, что это будет самая серьезная из всех моих операций (в прошлом — семь полостных в области живота и серьезный перелом руки). Больше всего меня пугало то, что процедура делается под местным наркозом, то есть ты не спишь, а находишься в полном сознании. Второй момент, который наводил на меня панику, — это первые сутки после операции, в течение которых нужно лежать на одном боку, не вставая. И это не все: следующие три месяца нужно будет жить без спорта, поездок, полетов, музыки в наушниках… Были мысли отказаться, но у меня очень хорошие друзья и они не дали мне это сделать. Пришлось морально готовиться к операции.

Что такое отосклероз?

Отосклероз — заболевание, связанное с патологическим ростом кости в результате нарушения ее метаболизма. Процесс протекает в среднем ухе и способен привести к значительному ухудшению и полной потере слуха. К этому у меня все и шло. Обычно оно начинается с одностороннего снижения остроты слуха и плавно перетекает на другую сторону. Со мной это происходило постепенно на протяжении более чем пяти лет.

Лечение отосклероза проводится двумя методами: это применение слуховых аппаратов или оперативное вмешательство. Слуховые аппараты показаны людям с нарушением на поздних стадиях заболевания, когда оперативное лечение уже не может быть выполнено. При хирургическом лечении отосклероза выполняется операция стапедопластика. Это вмешательство осуществляется под местной анестезией и проводится на стремечке — самой маленькой кости в теле человека! Операция заключается в удалении ножек стремечка и замены его протезом.

Операция: легкая подготовка, быстрая процедура, сложные отходняки

В НИКИО им. Свержевского, куда я легла на операцию в начале декабря, оказались отличные условия. Было ощущение, что попала в санаторий. На операцию меня забрали очень рано, даже проснуться толком не успела. Сделали пять уколов премедикации, и мне стало очень хорошо и спокойно.

Сама операция длилась час. Все прошло гораздо проще, чем я себе накрутила. Болевых ощущений не было вообще никаких. И страшно тоже не было. Доктор каждый шаг описывал и обо всем предупреждал. Было только ощущение копания в ухе — что-то в нем скребли. Пару раз дурил вестибулярный аппарат: проваливалась резко, но ничего не болело и не тошнило. Больше никаких неприятностей не было, все прошло супер! Мне очень повезло с доктором.

Мне поставили титановый протез. Слух проверили сразу во время операции, и это просто чудо! Уже на операционном столе я начала слышать! Затем ухо мне затампонировали и отправили в палату.

Первые дни

Самое сложное — это постоперационный период: мне надо было сутки лежать, не вставая. Даже в туалет. Поначалу дико кружилась голова и поллица меня не слушалось. На второй день разрешили вставать. Но строго до туалета и обратно. А он в трех метрах! От головокружения я ничего не соображала. Стояла плохо, ходила еще хуже, и ужасно хотелось кофе!

День третий

На третий день «вертолеты» начали меня покидать. Но еще мотало, когда пыталась ходить. После анестезии долгое время правая сторона нормально не функционировала и я не могла сфокусировать правый глаз, особенно на мелком тексте. Слух потихоньку стал возвращаться, но из-за того, что ухо кровило, было нельзя удалять тампоны. И эффект я смогла ощутить лишь позже.

День четвертый

На четвертый день мне вынули все тампоны из уха и я вдруг стала слышать! И это было супергромко! Звук смывающегося бачка казался водопадом, а от захлопнувшейся двери шли искры из глаз. В общем, все звуки были очень гипертрофированные, и ухо мне снова заложили ватой. Сказали, что слух может адаптироваться до трех месяцев.

Меня очень беспокоили головокружения. Казалось, вестибулярный аппарат сошел с ума! Ходить было почти невозможно. Даже лежа на кровати, я все время боялась с нее упасть. Мне назначали курс капельниц и сказали: после выписки месяц никакой работы, руля, громких звуков, наушников, резких движений, воды. Я пообещала стараться, но дома меня ждали трое детей…

День пятый 

Когда на пятый день мне наконец удалили тампоны из ушей, то посоветовали защищать оперированное ухо специальными наушниками в течение месяца. А лучше дольше. Любой резкий и громкий звук может лишить меня слуха навсегда, сказал врач, протезу надо адаптироваться и настроиться. Пришлось сложить свои шила в сторонку до поры до времени.

День шестой

На шестой день после операции звуки казались все еще очень громкими и агрессивными. Я через весь коридор слышала, как едет лифт. Зато уже почти адаптировалась к голосам, стала лучше разбирать человеческую речь. Мешал писк и шум в другом ухе. Я заранее боялась улицы с ее громкими звуками и решила, что до нового года просижу дома. Очень хотелось поскорее вернуться домой!

День седьмой

На седьмой день меня выписали. И несмотря на защитные наушники, мои и без того громкие дети казались мне слонами, которые проломят потолок! Но сколько же радости было от того, что я снова слышу! И как это было удивительно! Я слышала, как через стенку работает «бесшумный» котел. Как дочка во сне глотает слюни, как играет музыка в машине, которая проезжает по улице, как зевает кот, как ночью за стенкой ворочаются дети в кроватях... Из ванной я слышала, как кипят яйца в кастрюльке на кухне. За рулем я слышала, как в моей машине работает каждый болтик и подшипник. И не только в своей. Это было во время адаптации, пока слух настраивался. Оперированное ухо слышало в десятки раз лучше, чем второе.

На очереди второе ухо

Без приключений за недели реабилитации дома не обошлось. Я схватила двусторонний отит и какой-то вирус с высоченной температурой на неделю! И, как назло, у меня сразу полезли сразу два зуба мудрости. К счастью, на осмотре через месяц врач сказал, что все хорошо. Я очень довольна результатом. И, несмотря на все неудобства, я пойду на это еще раз, чтобы второе ухо тоже слышало нормально. Тянуть с операцией нельзя: в левом, неоперированном ухе у меня есть шум, и он со временем усиливается. Когда я сплю на здоровом ухе, то хоть из пушки стреляй — ничего не слышу!

Всем, кто столкнулся с такой же проблемой, кто не уверен, боится, я хочу сказать: откиньте все сомнения и займитесь своим здоровьем! Я ни на секунду не пожалела о сделанной операции. Теперь я СЛЫШУ. И за это спасибо моему хирургу с золотыми руками.

Страничка героини в Instagram.

Другие истории болезней читайте в рубрике «Личный опыт».

Новости партнеров
предоставил сервис