Спасибо Гагарину! Что космос подарил медицине?

Сергей Рязанский: «Космонавты — тоже люди, мы тоже болеем»
Спасибо Гагарину! Что космос подарил медицине?
Фото: EAST NEWS

Болеют ли космонавты и что было изобретено на орбите ради жизни и здоровья на Земле? Отвечает опытный космонавт Сергей Рязанский.

Сергей Рязанский
летчик-космонавт, Герой РФ и первый в мире ученый, который стал командиром космического корабля. Кандидат биологических наук, защитивший диссертацию по космической медицине. Дважды летал на МКС и провел в космосе 305 суток, из них более суток находился в открытом космосе

60 лет назад первый человек отправился в околоземное пространство. В честь этой знаменательной даты мы побеседовали с космонавтом, кандидатом биологических наук Сергеем Рязанским о здоровье, медицине на МКС и медицинских исследованиях в космосе.

— Сергей, вы провели в космосе 305 суток, есть ли ощутимые последствия для здоровья? И как вообще космос влияет на человека?

— Серьезных проблем со здоровьем нет. К счастью, система профилактики и реабилитации в космической медицине достаточно хорошо за эти годы отработана. Конечно, какие-то последствия есть, приходится следить за своим здоровьем, но человек может и должен летать! Мы достаточно успешно переносим условия невесомости и можем затем реабилитироваться в условиях гравитации.

— Были какие-то случаи болезней и лечения на МКС?

— Да, конечно, космонавты — тоже люди, мы тоже болеем.

Бывают какие-то травмы, чаще всего травмы глаза, потому что в невесомости мусор тоже летает и попадает в глаза. Приходилось вставлять своим коллегам в ходе полета пломбы, проводить хирургическую операцию американскому коллеге...

— А что именно была за операция?

— Это приватные медицинские данные, которые мы не имеем права разглашать. Но так как мы все проходили подготовку, а в первом полете у меня был командир Олег Котов, который окончил Военно-медицинскую академию, то мы справились с проблемой и все хорошо закончилось.

Конечно, приходится иногда лечить коллег. Мы все — специалисты очень широкого профиля: мы можем и программировать инженерные работы, и проводить научные эксперименты, и, конечно, оказывать первую медицинскую неотложную помощь. Потому что если мы отправим врача в космос, вдруг он тоже заболеет?

А значит, нам нужно двух врачей отправлять, и это уже бессмысленно. Поэтому современный космонавт и астронавт — это универсальный специалист, который отвечает за все. Но на лавры профессиональных врачей, конечно, замахиваться не стоит.

Фото: JMH-Galaxy Contact/agefotostock/East News

— Какие космические исследования оказались полезными для гражданской медицины?

— Благодаря космосу появилось единственное в мире средство реабилитации детей с ДЦП — костюм «Пингвин», который был создан для космонавтов станции «Мир». Эта технология запатентована. У нас их покупает Германия, Израиль и все остальные государства. В дальнейшем из этой технологии вырос костюм «Регент» — для реабилитации больных после инсульта. Эта технология недавно начала применяться и сейчас очень активно распространяется и уже доказала свою эффективность.

Многие вещи, сделанные для нужд космоса, мы можем применять на Земле, понимая физику, физиологию, механику их действия, и так мы можем помогать людям и спасать их жизни.

Сейчас проводятся достаточно интересные и перспективные исследования в различных направлениях. Например, российская частная компания впервые в мире отправила в космос 3D-биопринтер, и он сумел там напечатать щитовидную железу и хрящ.

Интересует тема космоса и хочется еще материалов по теме? Обязательно прочтите интервью наших коллег с сайта «Наука»: «Человек может и должен летать!»

— А почему нужно печатать органы именно в космосе?

— Гравитация мешает. Я разговаривал с этими ребятами из компании 3D Bioprinting Solutions, они рассказали, что на Земле они могли делать только заплатки на человеческие органы, а в космосе клетки свободно образуют 3D-орган. Если это получится, это станет революцией в лечении!

Представьте, что у пациента с какой-то серьезной болезнью берут клетки и из его же клеток ему печатают органы, которые со 100-процентной вероятностью трансплантируются и приживаются. Это будет совершенно уникальная технология, если им удастся ее перенести на землю.

Кстати, у них очень много других разработок, связанных с космосом: они выращивают крупные белки, клеточные пленки. Например, образец этого 3D-принтера сейчас выставлен в Музее космонавтики — это реально потрясающая технология!

— Каких еще разработок и открытий нам ждать в области медицины из космоса?

— Не зря с нами летают рыбки. На рыбках исследуются изменения кальциевого обмена, что очень важно для лечения остеопороза, а это бич последних лет на Земле. Еще одно направление, очень популярное особенно у наших западных коллег, — это фармакологические эксперименты, в частности в направлении лечения онкологических заболеваний, потому что в невесомости можно вырастить кристаллы крупных больших белков. Дальше, конечно, возникает проблема вернуть их обратно, но она тоже, в общем, решаема.

Идеальные кристаллы для лазерной техники можно вырастить только в условиях невесомости. А чем идеальнее кристаллическая решетка, тем тоньше луч для лазера, что очень важно для глазного хирурга. И таких технологий на самом деле очень много.

Мы и сами выступаем как тест-объекты, и это дает нам фундаментальное понимание того, как меняются обменные процессы, как изменяется зрение, как повышается внутричерепное давление. И это связано с земными проблемами. Соответственно, поняв, каким образом мы можем купировать эти изменения в космосе, мы сможем научиться лечить такие вещи и на Земле.

Фото: HANDOUT/AFP/East News

Недавно СМИ сообщали, что актриса Светлана Ходченкова полетит в космос. И в связи с этим возник интересный факт о том, что нужно удалить гланды перед полетом. Что еще нужно удалить?

— Это необязательно! Я живу прекрасно с гландами. Понимаете, логика врачей наших такова: нет источника проблемы — нет проблемы. Если болит зуб, его гораздо проще удалить и вставить вместо него имплант. Если есть хроническая ангина, тогда да, гланды надо удалять. Лично я свои отстоял и прекрасно до сих пор живу. Как это ни удивительно, аппендицит тоже удалять не обязательно. У меня-то он был вырезан.

В нашей семье есть интересная история про аппендицит моего папы — мастера спорта по туризму. В советское время они ходили в очень дальние походы, где на 300 км нет никакого жилья. У одного из его друзей случился приступ аппендицита, и они, к сожалению, не смогли друга довести. После этого папа рассказывал: «Я так испугался, что сел и выучил наизусть все симптомы, пошел и симулировал у себя аппендицит. Когда врачи меня разрезали, им ничего не оставалось, как удалить».

Но на самом деле медицинское обеспечение на станции хорошее: у нас есть аптечка, система телемедицины, УЗИ-приборы. Мы обучены их включать и правильно проводить этим щупом, а картинку видит уже специалист на Земле и он решает, есть проблема или нет проблемы.

Поэтому, в принципе, с любой проблемой современная космическая станция может справиться, ну а в крайнем случае будет экстренная эвакуация экипажа станции и пациента смогут довезти и передать в наземную больницу.

— Изменились ли требования к космонавтам при отборе их в отряд с гагаринских времен?

— По здоровью требования с гагаринских времен снизились, потому что медицина не стоит на месте — появились линзы, импланты и общее понимание, что критично, а что нет. Если раньше набирали суперздоровых и на этом был главный акцент, то теперь акцент делается на знаниях. Требования по интеллекту стали гораздо выше, потому что современный космонавт должен быть универсальным специалистом. Нам нужно знать много дисциплин для того, чтобы выполнять все работы на станции.

Человек будущего

Космическая медицина

Правила выживания в изоляции

Новости партнеров
предоставил сервис