«Рак груди помог мне начать новую жизнь». Личный опыт

Шесть курсов химиотерапии, развод, удаление груди. Героине нашей истории пришлось многое пережить, но она выстояла.
«Рак груди помог мне начать новую жизнь». Личный опыт

Здравствуйте! Я Ольга, мне 44 года. Моя история — о борьбе с онкологией.

Как я узнала об онкологии

О своем заболевании я совершенно случайно узнала в марте 2019 года. Обнаружил муж. В тот же день я записалась на маммографию, сделала УЗИ, и уже по результатам обследований врач сказала, что это злокачественная опухоль, сомнений нет. Конечно, тяжело было такое услышать и переварить! Были слезы и полное непонимание, как дальше жить.

Онколог сказал мне: «Я прошу вас не тянуть. Время работает против вас. Решение принимать нужно быстро». Я раздумывала один день — проплакала весь вечер.

Мне нужно было уложить все это в голове. Назавтра я позвонила онкологу и сказала, что хочу быстрее лечиться. Сделала биопсию, онколог выдал мне перечень необходимых анализов.

Когда пришли положительные результаты биопсии, у меня были готовы почти все исследования. Я интуитивно понимала, что ждать не нужно: это точно онкология. Я уже успела встать на учет в диспансере и получить направление на лечение. Так что знала, где буду лечиться: в больнице №62 под Красногорском, у Александра Владимировича Сороколетова, большая благодарность ему!

Перед тем как начать лечение, больница делает повторный анализ для подтверждения результата. Я попала на майские праздники, и пришлось ждать почти целый месяц. У меня была гормонозависимая опухоль, и потребовались дополнительные анализы, чтобы понять, на какое лекарство будет откликаться опухоль. Это был самый сложный период — ожидание. Я не понимала: чего же я жду!?

Лечение и операция

Когда пришли результаты, меня моментально записали на химиотерапию и уже через два дня я начала химичиться. Химия имеет накопительный эффект, и с каждым новым курсом становится все сложнее, появляются какие-то старческие симптомы: отдышка, сонливость, проблемы с сердцем (их пришлось компенсировать препаратами). Я не могла подняться на четвертый этаж, приходилось делать пять передышек на отдых. Это был серьезный этап. И когда я химичилась, начались проблемы в личной жизни. Муж сделал вид, что ничего не происходит, и вскоре вообще ушел.

Но я поставила для себя цель: вылечиться при любых раскладах. Я закрылась от всех переживаний: личных и по поводу болезней. Я хваталась по максимуму за жизнь и собиралась вылечиться любым способом. Я так хотела жить, жить, жить!

Признаюсь, в начале лечения у меня было желание написать завещание на сына, чтобы мужу ничего не досталось. А потом я сказала себе: «Нет, стоп! Если я напишу завещание, я что, собираюсь умирать? Ничего подобного! Будем жить». Я эту мысль отбросила и продолжила лечение.

На операцию я не шла, а летела через три ступеньки! У меня было ощущение, что сейчас уберут эту опухоль и все закончится. Я себя на это настраивала.

Были, конечно, страхи. Я боялась не выйти из наркоза, учитывая мои проблемы с сердцем. Была очень слабенькая. Меня даже на несколько дней положили в больницу, потому что я не могла отойти от последней химии. У меня поднималась температура, я падала в обморок, был очень низкий гемоглобин. Операцию из-за этого откладывали. Четыре дня лежала под капельницами, чтобы организм хоть немножко подтянуть. Перед операцией мне сказали, что нужно удалять обе груди.

Сначала речь шла об одной груди, в которой была опухоль, но потом сказали, что нужно удалять две, чтобы не было никаких рисков. Я сказала: «Да-да, хоть три удалите! Чтобы вообще не было никаких рисков».

Операция прошла успешно, она длилась три с половиной часа. Я сразу же начала вставать. Как разрешили, сходила в уборную. У меня вообще высокий болевой порог, я очень терпелива к боли — это меня спасает. Уже на следующий день ко мне приехала мама, чтобы со мной сидеть. Но доктор нас застукала на том, что это я обслуживаю маму — наливаю ей чай. Было очень смешно. Доктор сказал: «Оля у нас как солдат Джейн».

Реабилитация, которой нет

Всего я прошла шесть курсов химиотерапии и 12 курсов таргетной терапии. На своем опыте я убедилась, что программы реабилитации для онкопациентов в России нет. Когда я вышла из больницы, у меня было ощущение, что вот все закончилось и сейчас я заживу! Но дни шли, а «заживу» не начинается. Чувствовала, что эмоционально качусь в пропасть, у меня была сильная агрессия. Сама не могла собой управлять: это был неконтролируемый процесс, началась депрессия.

На этом фоне в какой-то момент вернулся муж, но отношения не складывались. Я уже поняла, что его предательство простить не могу. Мы вместе подали на развод, и все это происходило параллельно с моими эмоциональными переживаниями и физическими изменениями. Я думала, что, когда расстанусь с мужем, будет легче. Но нет.

Я поймала себя на том, что постоянно прокручиваю в голове обиды, неприятные эмоции и старые разговоры. С этого момента начались изменения. Я стала искать ответы на свои вопросы, прорабатывать свои эмоции: страхи, обиды, чувство вины… На это у меня ушел год. Я использовала технику визуализации эмоций.

Также мне пришлось решать вопрос с долгами. Когда мы расстались с мужем, у меня был огромнейший кредит. Но обстоятельства сложились в мою пользу: я продала дачу и закрыла кредит одним днем. 

И тогда я поняла: все всегда складывается в мою пользу. Все для меня, и весь мир для меня! 

Я всю жизнь была ломовой лошадью, тащила на себе и сына, и мужа. Мои желания были самые последние, я была у себя на 1001-м месте. И когда я это поняла, пришло озарение: мне дали шанс измениться и жить счастливо — в любви к себе и близким. И теперь я благодарна, что со мной это произошло. Я не кривлю душой, это искренние слова, по-другому я бы просто не поняла!

Онкология как новый этап жизни

Онкология — это мой шанс. Чтобы остаться здесь, на этом свете, нужно было изменить свою жизнь, мировоззрение и в первую очередь отношение к себе. Нельзя себя предавать, нельзя идти против себя, нельзя жить с человеком по компромиссу, в первую очередь все должно быть по любви — по любви к себе.

На принятие своего тела у меня ушло время.

Когда я делала операцию, то хотела сделать реконструкцию. Но одномоментно это не делается, потому что есть риски, обычно через два-три года — в зависимости от состояния. Поначалу я, конечно же, бредила этой мыслью: что я сделаю себе грудь, ведь я же женщина — у меня был большой размер, и я к нему привыкла. Как же мои женские формы? Но чем дальше я работала над собой, тем больше я понимала, что все это произошло не просто так, это продукт моей жизнедеятельности.

И сейчас я уже не хочу делать операцию: проходить наркоз, перевязки. Раз со мной это произошло, значит, мне надо быть такой. Это был важный этап принятия себя такой, какая я стала, это была работа над собой. Что я делала? Я себя трогала, смотрела на себя, приучала свой мозг к новой схеме тела, пока это не стало понятно и привычно. В какой-то момент я поняла, что мне так комфортно: я лежу на животе и читаю, а грудь не мешает. Может, это звучит дико, но у меня от этого приятные ощущения.

С момента мастэктомии у меня не было общения с мужчинами. Я всячески избегала контактов, как улитка, прятала голову, не общалась. 

Но недавно я сказала себе: «Нет, так дело не пойдет. Чего я боюсь?» А я боялась сказать мужчине, что у меня нет груди. И тогда я решила устроить себе эксперимент. Зарегистрировалась на сайте знакомств и в процессе общения стала говорить, что у меня есть такой нюанс. На мое удивление, негатива не было и мужчины продолжали общение. Потом я удалила свою анкету, потому что не вижу там перспективы, но такой опыт у меня есть и теперь я представляю, как это можно сказать.

Многие люди любят сидеть и страдать: «Я такой бедный, несчастный. И не хочу ничего делать, чтобы это изменить». Но я так не хочу, я сама творец своей жизни. Я перестала бояться реакции других людей, пошла в бассейн и вскоре поняла, что люди не обращают внимание на отсутствие у меня груди, а я тоже уже не смотрю по сторонам и не стараюсь уловить каждый взгляд.

Сегодня я придаю большое значение эмоциям. Любую эмоцию надо проживать, а не запихивать в себя: горе проплакать, обиду отпустить. И конечно же, мне очень хочется делиться своим опытом, наработками по убиранию негативных эмоций. Я стараюсь развиваться в этом направлении и являюсь организатором и соведущей группы взаимопомощи. Мне бы хотелось создать программу реабилитации для онкопациентов не только в физическом плане, но и в эмоциональном.

Страница героини в Instagram

Читайте также в рубрике «Личный опыт»:

«Я удалила грудь и не жалею»

«Онкология привела меня к интервальному голоданию»

«Я победила рак!»

Новости партнеров
предоставил сервис