«Постковид вызвал головные боли и посадил зрение». Личный опыт

Ковид прошел, а симптомы остались: головные боли, отслойка сетчатки, тахикардия, бессонница, панические атаки.
«Постковид вызвал головные боли и посадил зрение». Личный опыт

Здравствуйте! Меня зовут Алена, я врач из Якутска. Коронавирусная инфекция испортила мне зрение и привела к хроническим головным болям.

Ковид ударил по глазам!

Я заболела в начале мая прошлого года. У меня начались очень сильные головные боли, держалась температура 37. В то время никто не думал, что так может проявляться ковид, поэтому никто у меня анализы не брал, а платных анализов тогда еще не было. Я ходила по неврологам, по офтальмологам… Никто ничего не мог найти. На этом фоне у меня резко упало зрение, произошла отслойка стекловидного тела. Глаз очень сильно болел, и болела очень сильно голова. На МРТ тоже сказали: «Ничего не видим».

Ковид перешел у меня на глаз, возник гемофтальм. Но в это время у нас как раз была вспышка коронавируса в офтальмологическом диспансере, он был закрыт, и по всему городу не было ни одного офтальмолога. Работал только пункт неотложной помощи, в котором меня осмотрели и сказали: «Мы ничего здесь не видим, идите домой». На тот момент у меня зрение на левый глаз начало сильно падать. Потом все-таки по договоренности меня принял офтальмолог и назначил лечение от гемофтальма. И вдруг 2 июня у меня случилась отслойка сетчатки…

Мне очень повезло, что я знаю хорошего врача-хирурга, офтальмолога. Она быстро собрала операционную бригаду, и мне сделали операцию по пришиванию сетчатки. Они удалили стекловидное тело, пришили сетчатку, закачали силикон в глаз. Тогда было совершенно непонятно, что все это из-за коронавирусной инфекции.

Я не понимала, почему со мной произошла такая страшная трагедия. Я здоровый человек, я правильно питаюсь, я занимаюсь спортом, и вдруг получить такое инвалидизирующее состояние в 39 лет! Такие головные боли, такую слабость, такое состояние сумасшедшее, нехорошее… Я подозревала, что виной тому коронавирус, но мне никто не верил.

Врачи считали меня истеричкой

Мне сделали операцию и на следующий день выписали. Но у меня все равно очень сильно болела голова и были депрессивные настроения. Также была тахикардия, бессонница, панические атаки. Я ходила по неврологам и нейрохирургам, по различным врачам. Я у них плакала, а они все считали, что я истеричка. Не верили никаким моим симптомам, хотя я врач-отличник с красным дипломом. Я им говорила, что со мной что-то происходит, у меня очень сильно болит голова, я не могу это терпеть и никакими лекарствами эта головная боль не купируется. Мне говорили: «Раз головная боль не купируется обезболивающими, значит, ее нет. Это у тебя просто такая галлюцинация, нарушение психики. Все твои боли — это придуманные боли! Делать тебе нечего, займись делами». О том, что у меня слабость и снижение работоспособности, никто не хотел слышать. Также у меня были вспышки в глазах. Когда я об этом говорила, врачи отмахивались: «Ай, да это из-за отслойки! Это у тебя силикон булькает».

Я подумала: возможно, мои головные боли связаны с шеей, пошла делать МРТ. И на этом МРТ шеи у меня случайно обнаружилась остаточная пневмония: 15%, односторонняя, в верхней доле. Я тогда подумала, что, возможно, я к своей отслойке сетчатки, неврологии добавила еще коронавирус... Начала принимать антибиотики, десять дней пила препарат «Эликвис». И только тогда у меня эти головные боли прошли, я почувствовала себя хорошо.

На десятый день я сделала контрольное КТ: у меня остался лишь маленький участок затемнен — меньше 5%. Но как только я перестала пить лекарство, у меня опять начались головные боли, вернулась слабость и другие симптомы.

Я пыталась говорить психиатру, врачам: «Наверное, у меня постковидный синдром». Мне говорили: «Нет у тебя ничего, это просто невроз». Я говорю: «Нет, я не нервничаю. Почему же у меня тахикардия 187?» Мне говорят: «Ты все придумала, нет у тебя никакого заболевания». Когда мне надо было делать операцию по удалению силикона из глаза, я сдала анализы и они были не очень хорошие: показали анемию. Это сейчас уже известно, что после ковида через какое-то время наступает анемия, а тогда было ничего неизвестно. Меня не допустили до операции, я пошла к врачу, и мне назначили капельницу с железом.

После этой капельницы с железом я просто попала в ад! Эта капельница уничтожила мои сосуды! Головные боли обострились в десятки раз! На меня не действовали даже наркотические обезболивающие. Я, наверное, не спала около недели от этих болей, начала по-настоящему сходить с ума. Тогда меня положили в неврологию и залили там внутривенно очень сильными седативными препаратами, от которых я буквально ушла в отключку. Ту неделю я вообще не помню. Пульс не прощупывался, а давление было 70 на 50 от этих препаратов. Только на такой седации я могла эту боль пережить.

Мне было настолько плохо, что я говорила: «Если эта боль никуда не денется, если ее как-то не купирует (а ее нечем было купировать!), то я просто покончу с собой».

Я назначила себе лечение сама, и оно помогло

На этих седативных меня как-то вывели из ужасного состояния. Потом мне сделали операцию на глазу. Но все равно головные боли остались. И они у меня продолжались аж до декабря. При этом у меня была нормальная коагулограмма, и все говорили: «Не пейте антикоагулянты». Но эти боли меня мучили, лишали работоспособности и возможности жить. После очередного приступа головной боли в новогодние праздники я начала опять пить то же лекарство. Вечером 2 января я начала курс, и уже 4-го мне стало резко лучше. Просто как рукой сняло! Мне стало нормально. И я поняла, что это никакая не психика и не психосоматика. Что это точно, на 100% постковидный синдром, потому что никакая головная боль, никакая депрессия, как меня убеждали, не лечится антикоагулянтами.

Я принимаю это лекарство по сей день, потому что боюсь его отменять. Я боюсь возврата головных болей. Хотя у меня, в принципе, вся симптоматика прошла, единственное, что беспокоит, — мой глаз. Оглядываясь назад, я считаю, что я несвоевременно начала принимать антикоагулянты и у меня достаточно сильно повредились сосуды. А нужно было длительно поддерживать кровь в жидком состоянии.

Вот таким образом я практически год просидела в постковиде. Из этого года полгода я пыталась убедить врачей в том, что это не психосоматика, не нарушение психики, а именно заболевание, которое сопровождается тахикардией, нарушением настроения, бессонницей, кошмарными сновидениями, похолоданием конечностей. У меня до сих пор сохраняется температура 37, иногда поднимается до 37,5. Все эти симптомы в совокупности образуют постковидный синдром. И все равно некоторые люди не верят, что он существует и что он у меня есть.

Я, врач, столкнулась с такой стеной непонимания со стороны коллег, что я до сих пор очень сильно рассержена, расстроена и зла, что мне никто не верил.

Только сейчас, когда очень многие люди страдают постковидным синдромом, нас более-менее начинают слышать, да и то не все. На данный момент я состою в десятках групп по ковиду и постковиду. Совместными усилиями мы пытаемся найти ответы и привлечь внимание к нашей проблеме.

Страница героини в Instagram

Читайте также в рубрике «Личный опыт»:

«Я болела ковидом за три месяца до карантина в России»

«Я бывший ковид-диссидент»

«Эта угроза реальна»

Новости партнеров
предоставил сервис