«Я болела ковидом за три месяца до карантина в России». Личный опыт

Уже год россияне живут с коронавирусом. Но это только официально. Читайте историю о более раннем заражении в нашей стране.
«Я болела ковидом за три месяца до карантина в России». Личный опыт

Год назад в России объявили режим самоизоляции в связи с распространением коронавируса: первая нерабочая неделя началась 30 марта и, как известно, затянулась на месяцы. Первый случай заражения россиянина был подтвержден еще раньше — 2 марта 2020 года. Однако мы нашли героиню, которая болела COVID-19 в декабре 2019 года. Она не выезжала из России, но работала в большом коллективе в Москве и потеряла обоняние перед самым Новым годом. Маргарита поделилась с нами своей историей.

Далее мы приводим ее прямую речь.

Здравствуйте! Меня зовут Маргарита, мне 37 лет. Моя история — о том, как мы заболели COVID-19 задолго до официального начала пандемии.

Все началось под Новый год 

Стоял декабрь 2019-го. Предновогодняя суета, мы работали как сумасшедшие, потому что заняты в сфере развлечений. Детям специально давали противовирусные, чтобы они не заболели. За неделю до Нового года я пришла домой сильно уставшая, померила температуру — 38,4! Был небольшой кашель, а на следующий день я потеряла нюх: вообще перестала чувствовать запахи! Температуру сбила, но следом за мной заболел муж — у него тоже поднялась высокая температура и держалась на уровне 39, сбивалась плохо. Запахи у него «отпали» через несколько дней.

Понимая, что болеть нам нельзя, мы купили антибиотики С. и съели по три таблетки (здесь и далее мы не указываем название лекарства, все назначения делает врач. — Прим. ред.). Это не помогло, у меня развился жуткий кашель, пришлось обращаться к врачу. Буквально в начале декабря я делала флюорографию, все было хорошо, и тут я снова попросила: «А можно мне еще раз проверить легкие?» Врач ответил: «У вас легкие чистые, мы не будем проверять, недавно уже делали». В итоге поставили мне бронхит, прописали сиропчики.

А в это время у мужа температура не спадает день, два, три... Я за день раза по четыре меняла ему простыни и наволочки, не успевала стирать, они были мокрые насквозь от пота. Из мужа выходила вся жидкость, которая в нем была. В эти дни была бесконечная стирка-сушка и много переживаний.

В конце концов я Витю пинками отправила в поликлинику. Врач посмотрела и сказала: «Легкие чистые, у вас грипп. Если еще через два дня не пройдет, пейте антибиотик Ф.». Температура не сбивалась, и через два дня муж начал пить назначенный препарат, но и он не особо помогал. Супруг уговорил врача дать ему направление на флюорографию — она со скрипом и охами назначила ее на 30 декабря.

Выживет, не выживет?

У Вити уже шесть дней была температура 39 с копейками. Мы ее сбивали раз в шесть часов, чередуя «Нурофен» с «Парацетамолом». Муж похудел за это время на 6 кг, от него ничего не осталось. 30 декабря мы поехали делать флюорографию. В поликлинике муж говорит: «Я не могу подняться по ступеням, чувствую, что задыхаюсь». Появилась сильная одышка. Врач сделала флюху и говорит: «Ну все, приходите после праздников, в начале января будет готово». Муж просит: «Я очень плохо себя чувствую, сделайте мне, пожалуйста, поскорее результат». Уговорил ее, а когда мы получили результат, выяснилось, что у Вити левосторонняя пневмония — конкретное поражение левого легкого. С этими анализами мы поехали к врачу, который дал направление. Она поохала и назначила уколы — самые сильные на тот момент антибиотики Ц. Ему поставили первый укол прямо в поликлинике.

Он позвонил, сказал, что нужно купить лекарства. И я слышала, как ему не хватает воздуха. Сказал: «Я задыхаюсь»… Я ждала в машине, и мне в этот момент стало так страшно. Думаю: «Перед Новым годом, что будет сейчас? Выживет, не выживет? Как я буду?»

И вот я сижу в машине и плачу. Столько народа умирает от пневмонии! А если в больницу ляжет, так ведь и врачей нет в новогодние праздники! Побежала, купила уколы, и медсестра мне показала, как правильно разводить лекарства и колоть. Начали колоть с 30-го числа.

В ночь на 31 декабря у нас, как назло, вырубило свет. Мы живем в частном доме в Подмосковье, и там оборвалась линия во всем СНТ. От электричества зависит отопление — дом начал остывать. Если не подключить вовремя генератор, то все промерзнет и его будет тяжело прогреть снова. У нас и рыбки, и попугай, и детям тоже нельзя переохлаждаться. В 2 часа ночи я пошла сама заводить генератор, потому что Витя встать просто не мог! Вела с ним переговоры по телефону из сарая, а телефон садился, я же не могла его подзарядить. «Трынь-трынь!» — дергала генератор, а он никак не хотел заводиться.

В 3 часа ночи Витя кое-как встал, потихонечку дошел, ему было тяжело невозможно… Мы вместе завели генератор — в доме без мужской помощи никак нельзя, а тут такое состояние у мужа!

В течение десяти дней я делала ему уколы, и постепенно наступило улучшение. Попа была вся в синяках, но муж выжил.

Через выплюнутые легкие к антителам 

Все две недели я дохала: температуры не было, но я кашляла больше, чем Витя. Он говорит: «Я один раз кашляну, и кажется, будто выплевываю легкое». А у меня был такой коклюшный кашель, похожий на собачий глухой лай. И тоже очень было больно, я думала, что выкашляю свои легкие в какой-то момент.

Когда покупала следующую партию лекарств, мне посоветовали в аптеке грудной сбор №4 и корень солодки. И мне это так помогло! Постепенно я перестала кашлять. Когда официально началась пандемия, вспомнила свои симптомы: бронхит, кашель, потерю запахов, слабость, одышку у мужа. В историях о коронавирусе я нашла все свои признаки и теперь уверена, что это был COVID-19. Кстати, у нас брали тогда какие-то мазки, но ничего не сказали, промолчали.

А летом, когда мы все вышли на работу после карантина, нас погнали сдавать кровь на антитела. И выяснилось, что у меня есть антитела к COVID-19 — немного, ведь прошло полгода, но еще есть. Тогда-то я поняла, что переболела коронавирусом задолго до объявления войны с ним. И мой муж чуть не стал его первой жертвой.

Самое главное для меня — мы выздоровели без последствий, и наши дети не заболели. Мы кашляли, температурили, а сын и дочь оставались здоровыми. Кстати, в декабре 2019-го у нас на работе многие кашляли, а одна девушка серьезно переболела пневмонией. Повторно мы с мужем не заболели.

Читайте также в рубрике «Личный опыт»:

«Я бывший ковид-диссидент»

«Я была антипрививочницей, но одумалась»

«Паника страшнее коронавируса»

Новости партнеров
предоставил сервис