Почему кровопускание востребовано в современной медицине?

О кровопускании мы все слышали на уроках истории и биологии. Рассказы об этом методе были малоприятными, а порой и жестокими. Но кровопускание по-прежнему применяется в некоторых областях медицины. Почему именно этот метод, казалось бы, давно устаревший, остается актуальным? В книге врача-гематолога Марка Бугаертса «История крови. От первобытных ритуалов к научным открытиям» есть ответ на этот вопрос.
Почему кровопускание востребовано в современной медицине?
«Бомбора»
«История крови. От первобытных ритуалов к научным открытиям», Марк Бугаертс

Современное применение кровопускания

Современная медицина до сих пор использует процедуру кровопускания. Некоторые заболевания костного мозга связаны с перепроизводством эритроцитов из-за мутации в одной из клеток-предшественников. В этом случае мы говорим о миелопролиферативных заболеваниях (довольно редкая гематоонкологическая патология, при которой красный костный мозг продуцирует чрезмерное количество

клеток крови), которые могут проявляться в виде изменения количества белых кровяных клеток (лейкемии), тромбоцитов (тромбоцитемии), эритроцитов (полицитемии).

Хоть полицитемия и злокачественное заболевание, течение болезни довольно спокойное и медленное. Заболевание редко приводит к быстрой смерти. Однако перепроизводство эритроцитов повышает вязкость крови, что может вызвать тромбоз и эмболию. Врачи часто могут контролировать болезнь без химиотерапии путем повторного кровопускания.

Другое заболевание, которое можно лечить с помощью флеботомии (кровопускания), — гемохроматоз, или переизбыток железа. При этом наследственном заболевании мутация в метаболизме железа заставляет кишечник вбрасывать аномальное количество железа в кровь, которое накапливается в коже (у этих пациентов бронзовый оттенок кожи) и в органах, что может привести к сердечной недостаточности.

Поскольку они не могут избавиться от железа нормальным способом (моча или стул), для предотвращения осложнений остается только кровь. Вы можете удалить до 250 миллиграммов железа, пустив 500 миллилитров крови. Таким образом, эти пациенты (и их родственники) посещают службу переливания крови для сдачи крови один раз в триместр.

Их кровь отличного качества и может безопасно применяться для других пациентов. По поводу последнего в начале XXI века возникла дискуссия, потому что некоторые центры переливания отказались принимать кровь от пациентов с гемохроматозом, потому что это, как говорили, была больная кровь. Увы.

У пациентов с недостаточностью костного мозга, которым из-за химиотерапии регулярно требуется переливание крови (иногда больше ста раз), мы можем наблюдать похожий переизбыток железа. В этом случае речь идет о вторичном переизбытке железа, поскольку оно не собирается самим организмом, а поступает в органы пациента через введенную кровь. Если пациенту не понизить уровень железа, они, как и пациенты с гемохроматозом, подвергаются повышенному риску развития сердечной недостаточности, у них также нарушается выработка гормонов.

Если первоначальная проблема недостаточности костного мозга решена и переливание более не требуется, кровопускание может помочь пациентам избежать осложнений в будущем.

Конечно, в медицинском мире имеются так называемые хелаторы железа — вещества, обладающие способностью связывать и выводить избыточное железо из организма через мочу или стул. Но, пока у этих продуктов имеются неприемлемые побочные эффекты, кровопускание остается единственным выходом.

Наконец, кровопускание также используется при некоторых видах порфирии. Это наследственные заболевания крови. Кровопускание применяется для удаления вредных соединений порфиринов (строительного материала гемоглобина, который в основном вызывает повреждение головного мозга) из организма.

Открытие состава крови

Состав этой красной жидкости, которая неотрывно связана с жизнью и смертью, долгое время интересовал человека. Ранние средневековые кровопускатели пытались (как и в случае с мочой) поставить диагнозы по оттенку, вкусу и запаху. Если это не срабатывало, они пробовали хотя бы оценить (исходя из крови) характер своего пациента и, если получалось, его продолжительность жизни. Чем бледнее кровь, тем короче жизнь; чем темнее, тем больше человек холерик по натуре…

В Средневековье люди также заметили, что кровь делится и оседает ярко-красным нижним слоем и светло- желтым верхним, а если на некоторое время оставить кровь, она загустеет и превратится в твердое вещество темно-коричневого цвета.

Ян Сваммердам, голландский натуралист (1637–1680), одним прекрасным днем выдвинул блестящую идею рассмотреть каплю крови под микроскопом, новейшим в то время научным изобретением. Он увидел, что кровь состоит из миллионов красных корпускул, которые нередко слипались и напоминали ему рулон монеток. Кстати, весьма неприятной деталью его открытия было то, что его первые наблюдения (ок. 1660–1670) сделаны на капле жидкости из вши, наполненной человеческой кровью...

За одним открытием последовали и другие. В Италии Марчелло Мальпиги (наиболее известный тем, что первым описал капилляры и открыл связь между артериями и венами) уже в 1666 году говорил о красных частицах, плавающих в желтой жидкости (сыворотке).

Антони ван Левенгук (1632–1723) продолжил эту работу в лучших голландских традициях. Он был галантерейщиком из Делфта и опытным микроскопистом, который проводил анализ нитей ткани. В 1673 году он представил свои первые рисунки, посвященные составу его собственной крови, в частности его красным глобулинам, в Королевском обществе в Лондоне. В последующие годы он напишет и отправит не менее трехсот писем на эту тему дружественному секретарю Королевского общества, немцу Генри Ольденбургу. Коммуникационная машина общества сделает все остальное: они переведут переписку на латынь и английский, и ван Левенгук войдет в историю как первооткрыватель эритроцитов, хотя слово «клетка» не появится в обороте еще в течение многих лет.

Также в 1677 году Роберт Гук, английский ботаник, поместит кусок пробки под свой примитивный микроскоп и обнаружит, что структура этой пробки странным образом похожа на изображение сот: отдельные ячейки или клетки. И все же официальная наука о крови в течение следующих двух столетий продолжит говорить о красных частицах, или глобулах. Чуть позже, в 1858 году, прусский ученый Рудольф Вирхов введет понятие клетки как уникального и первоначального строительного блока крови и органов. Его знаменитый тезис гласит: «Omnis cellula e cellula» («Клетка происходит только от клетки»). При этом он вызвал настоящий ажиотаж в консервативных научных кругах.

Они с трудом могли поверить, что клетка — это не только примитивный строительный материал всего живого, но и основа любой жизни. Креационисты и им подобные продолжали плеваться желчью до конца XX века, но Вирхов, безусловно, положил начало новой главе в физиологии крови и, следовательно, людей.

Тромбоз после коронавируса: смертность, лечение, профилактика

Синдром красного лица. Как бороться с розацеа?

Новости партнеров
предоставил сервис